Форум
Консультации

Здесь рассказывается о том, что такое психологическая помощь, какой она бывает и когда следует обращаться к специалистам.

О проекте «ПсиСтатус»

В этом разделе мы говорим о смысле и назначении проекта.

Контактная информация

Подробнее об авторах проекта. Адреса, телефоны, карта проезда.

Новая деонтология. Глава 10. Плохому началу и плохой конец

Слова, сказанные Рихардом, не оказались пустым звуком, как случалось с большинством обещаний лечащего врача Дитриха, - спустя три дня он оказался дома. Господин Кун по просьбе своего небезызвестного коллеги, уверявшего, что Акерманну гораздо предпочтительнее пребывать в своей комнате, нежели часы напролет прислушиваться к больничному шуму, пошел на небольшие уступки – это был тот редкий случай, когда двое смогли найти общий язык, невзирая на личные принципы и профессиональное высокомерие.

Ближайшие недели Пауль рассчитывал провести в Заальфельде и уехал, не дождавшись возвращения Дитриха. Господин Штернхаген проявлял излишнее усердие, делая вид, что всеми силами пытается ему помочь. Воодушевленный словами Фитцеля, говорившего как-то о причинах и методах, долго размышлявший о том, что творилось в сознании его больного, он не заметил того равнодушия, с каким Дитрих воспринял возвращение домой: тот не находил различия между больницей и знакомой комнатой.

-          Теперь вы довольны, господин Акерманн? – спросил Рихард, дабы еще раз удостовериться в правильности собственных действий.

Подобная заботливость, как говорил Дитрих, отличала врача и давала повод к порицаниям.

-          Это самое лучшее, что вы могли для меня сделать, - холодно ответил он.

-          Господин Габен уехал сегодня утром, то есть несколько часов назад. Я не застал его.

-          Не волнуйтесь, я лучше переношу одиночество, когда мне никто не мешает.

-          Хорошо, только не рекомендую вам без причины разгуливать по дому. Чтобы вы знали, будьте осторожны.

-          Вам не нужно переживать, я сказал.

Рихард ограничился одним предупреждением, ибо понимал, что разъяснять причины своего беспокойства не имеет смысла. Господин Кун усмотрел в состоянии Акерманна проявления болезни, которые, по его мнению, могли быть следствием недавней травмы: периодическое потемнение в глазах, головокружение, боль – все это заставляло врача скептически смотреть в будущее.

Дав необходимые указания служанкам, Рихард оставил Дитриха одного. Акерманн испытывал неясное волнение: ему нужно было идти, но куда? Необходимо что-то предпринимать, но что? С кем-то увидеться – с кем? В глубине души он почувствовал совершенную обреченность. Его окружали старые предметы, которые теперь казались ему абсолютно незнакомыми, созерцание их не приносило успокоения. Он стал мучительно вспоминать, точнее, пытаться вспомнить, что связывало его с этим домом. Вместо искомого логического объяснения непонятного беспокойства, Дитрих припомнил слова Штернхагена, говорившего, что Пауль уехал в Заальфельд. Он и не мог сразу постичь смысла этой поездки.

 

Вопреки ожиданиям Рихарда господин Габен вернулся на следующий же день ровно к полудню. Врач вышел из дома Дитриха и уже огибал угол здания, когда заметил его экипаж, остановившийся напротив. Не мешкая, он свернул с дороги, дабы избежать нежелательной встречи. С некоторого времени Пауль стал суетлив, раздражителен и косо посматривал на Штернхагенов. Не желая испытывать судьбу и вместе с этим выслушивать необоснованные слова недовольства, Рихард решил на сей раз остаться в стороне.

Пауль, уставший от тряски подпрыгивавшего на ухабах экипажа, ступил на твердую землю и огляделся. Солнце светило сквозь облака. Он ощущал внутреннюю тревогу, но понимал – она проистекает вовсе не оттого, что он должен сообщить Акерманну худшую весть. Габен чувствовал непонятное облегчение, в тайне от самого себя надеясь, что этот визит к Дитриху станет последним, ибо он думал о Заальфельде, о том, что уедет и не скажет никому ни слова. Понимая, что прощаться с Дитрихом нет смысла, Пауль рассчитывал молча уйти, сесть в карету и забыть обо всем. То, что звало его в город, невозможно было описать. Собственное благополучие и естественная жажда спокойствия влекли Габена невыразимо сильно, и он понял – больше сопротивляться нет сил. Ни разу еще он не находил в себе такой уверенности и решительно собрав воедино все доводы морали, противопоставив им мотивы своих стремлений, мирские, притягательные и непостыдные, вошел в дом Акерманна, нарочно оставив дверь незапертой. Служанка с улыбкой встретила его, взяла верхнюю одежду, трость и просила немного подождать.

-          Не стоит, не говорите, я сам поднимусь.

-          Как вам будет угодно, господин Габен.

Постояв некоторое время внизу, он зашел в кабинет, взял со стола пару бумаг и тонкую книжку. Оставив все это лежать на тумбе в холле, Пауль направился в комнату Акерманна.

Собственная выдержка изменила ему, намеревавшемуся поведать обо всем Дитриху, сохраняя полное спокойствие, в самый неподходящий момент – от его хладнокровия не осталось и следа. Он поднимался по лестнице нарочито неспешным шагом и, оказавшись возле двери, открыл ее лишь тогда, когда понял, что готов войти в комнатку, сохраняя за собой показную уравновешенность. Скрип петель заставил Дитриха, притворившегося спящим, открыть глаза. Не успел Пауль подойти к его кровати, как он спросил:

-          Что там? Посмотри, что там сбоку?

-          Где? – не понял Габен. – Ничего особенного. Ты что-то видишь?

-          Вижу, как тебя вижу! Там что-то яркое…

-          Нет, там ничего нет, Дитрих, - проговорил Пауль печальным голосом, взглянув на окно, и, чувствуя, что медлить нельзя, добавил: – Дитрих, ты меня слышишь? – тот повернул голову в его сторону. – Я хотел тебе сказать, я только что приехал… Хотел сказать, что отец Аксель вчера умер.

-          Господин Фитцель? – спокойно переспросил Акерманн, прищурившись. – Что ты хочешь от меня?

Этот ответ возмутил Габена до глубины души, ибо он оставался человеком и мучился, но наградой за его волнения послужило отвратительное, несуразное хладнокровие человека, которого он боялся убить своими словами. Пользуясь возникшим молчанием, Дитрих повторил вопрос и добавил:

Это все совершенно невозможно, а если возможно, то плохо до невозможности. Раньше сказать еще не значит знать первым, поэтому ты и

Подписка на рассылку

Статьи по психологии

Пациентам:

О нас

Особенностью нашего подхода и нашей идеологией является ориентация на реальную помощь человеку. Мы хотим помогать клиенту (пациенту) а не просто "консультировать", "проводить психоанализ" или "заниматься психотерапией".

Как известно, каждый специалист имеет за плечами потенциал профессиональных знаний, навыков и умений, в которые он верит сам и предлагает поверить своему клиенту. Иногда, к сожалению, этот потенциал становится для клиента "прокрустовым ложем" в котором он чувствует себя, со всеми своими особенностями и симптомами, не уместным, не понятым, не нужным. Клиент,  даже, может почувствовать себя лишним на приеме у специалиста, который слишком увлечен собой и своими представлениями. Оказывать психологическую помощь или предлагать "психологические услуги" - это совсем разные вещи >>>

Карта форума

Страницы: 1 2 3

Москва, Неглинная ул., 29/14 стр. 3

Тел.: +7 (925) 517-96-97

Написать письмо

2006—2018 © PsyStatus.ru

Использование материалов сайта | Сотрудничество и реклама на сайте | Библиотека | Форум

Rambler's Top100