Форум
Консультации

Здесь рассказывается о том, что такое психологическая помощь, какой она бывает и когда следует обращаться к специалистам.

О проекте «ПсиСтатус»

В этом разделе мы говорим о смысле и назначении проекта.

Контактная информация

Подробнее об авторах проекта. Адреса, телефоны, карта проезда.

Новая деонтология. Глава 9. Причины сумасшествия по мысли отца Акселя

-          ним, не надо, хотя бы ваши слова и содержали многую мудрость… до этого разочарование сильнее во сто крат после…

Дитрих опять замолчал, тяжело дыша. Мысли его окончательно спутались, что приносило несчастному невероятное огорчение.

-          Ваше мудрствование обольют… да… да грязью, по гордости… по непони-иманию, или за-ависти… Просто нужно найти… нужно мерило, чтобы… должным степени, способом… должным образом оценить степень разницы…

-          О чем это вы, господин Акерманн? – послышался приятный женский голос.

Он не заметил, как вошла сиделка. Она подняла кружку, скатившуюся на пол, и вытерла воду.

-          Нужно найти… знаете… нечто среднее и тогда рассудить, где… где…

-          Возможно, правда на вашей стороне. Но я не разбираюсь в подобных вещах, - с деланным сожалением в голосе произнесла Кати.

Дитрих посмотрел на нее. Медленно расплывался перед глазами силуэт молодой женщины в белом головном уборе и длинном платье. Ему было приятно разглядывать свою заботливую благодетельницу, когда стена страха перед реальностью расползалась, и ум Дитриха получал способность чувствовать и переживать совсем не так, как прежде, во время припадков болезненного ужаса.

-          Я принесла чернила и бумагу, как вы просили. Вы что-нибудь еще желаете? – учтиво спросила она, ставя на поднос тарелку.

Он следил за движениями ее зеленых глаз, тонких губ; за тем, как менялось ее лицо, как появлялись на нем и исчезали еле заметные складочки, когда она пыталась улыбаться ему. Отчего же он не владеет миром, чтобы отдать его этому человеку? Ему-то он не нужен. Идеализированный за столь короткий срок образ Кати в воображении Акерманна согревал его душу, уводя от бездны безумия. Разве не мог он не ощущать этого? Теперь она будет его стражем, будет защищать от ужасов мира внешнего и внутреннего. Пока он одинок, покуда ему плохо и страшно.

-          Дайте воды, - ответил он на ее вопрос.

-          Подождите.

Страх его рассеялся, и он смотрел без опаски внутрь себя и вовне, на мир. Сколько продлится этот момент покоя, Дитрих не знал. Кати была похожа на ангела, и порой ему казалось, что он достиг, наконец, того прекрасного мира, о котором бредил.

Девушка быстро вернулась. Акерманн усилием воли, поддерживаемый ее рукой, заставил себя приподняться.

-          Простите, не надо. Пожалуйста, не удивляйтесь так. Дайте мне лучше чернила.

Ему хотелось задержать Кати, но он не мог подобрать нужные слова.

-          Благодарю вас…

Когда он прислонился к стене, девушка, неодобрительно покачав головой, подложила ему под спину вторую подушку. Потом она взяла поднос и направилась к двери. Акерманну стало не по себе. «Никто не придет…»

-          Подождите…

-          Да, конечно, - девушка подошла, вопросительно глядя на него.

Дитриху казалось, будто разыгрывается какая-то странная комедия. Его слова смутили Кати. Она оставалась возле него два дня подряд, когда он бредил. Теперь ему приходилось довольствоваться ее частыми визитами.

-          Простите, я не могу остаться. От меня это не зависит.

-          Позовите Пауля, не то он убьет его, - резко перебил ее Акерманн.

-          Кого, простите?

-          Пауля.

-          Господина Габена… Хорошо, я посмотрю, что можно сделать, - с этими словами девушка поспешно вышла за дверь.

Гудение улицы оживляло больничную атмосферу. За стенами с деревянной обивкой переговаривались люди, а голоса в голове Дитриха молчали. Безмолвствовал и этот вездесущий Голос… До слуха доходили обрывки фраз, произносимых двумя больными, что лежали на соседних койках. За дверью – шарканье, громкие шаги, слова, шепот, звяканье чего-то металлического – все это противостояло Тишине и быстро превращалось в надоедливый шумовой фон, присущий подобным заведениям. Пребывание здесь не тяготило Дитриха. Он сделался ко всему безразличным и ожидал только одного – визита Пауля.

Прошел еще день. Вновь никаких вестей от Фитцеля… Рядом на столике по его просьбе лежала бумага и чернила. Определенно, ему нужно было написать в Заальфельд. С трудом, приподнявшись, он стал размеренно водить пером: «Они так и стремятся ужалить. Я не слышу от них добрых слов. Хочу выкарабкаться, но они возвращают меня во грех; хочу видеть самое желанное, великое и едва постижимое, а они обливают меня водой суетного бытия. Своего суетного бытия. Только поэтому я никогда не стану вымаливать у них помилования, потому что не доверяю их увещеваниям. Пусть разумность уползает от меня. Вы только послушайте, они каждую секунду готовы ужалить, даже ни за что. Поэтому я бегу от них, я плачу. Когда-то я желал смерти своей душе, только бы она не вставала поперек горлу их материализму, и спасался от губительных мыслей собственной гордостью. Я лгал себе, трусливо лгал, но, отец Аксель, быть может, именно этой лжи я обязан тем, что живу. Понимаете, для моей несчастной души не существовало Бога, в моем восприятии образ Его изгладился, и я сам заставил себя забыть о Нем, возомнив себя всесильным. Кто мог меня ограничить? И тут я обманывался, я строил себе бумажный дворец, поэтому не находилось запретов. Да, я думал, что всесилен, что, познав нечто недосягаемое для «простого смертного», возвеличился над всеми людьми, я не мог смириться с преградами. Отвергнув их, забыв о них, не беря их во внимание, я не знал еще, что одномоментно с этим мнимым, как казалось «освобождением» отказался от защиты, от великого покрова, который оберегает праведника, но и от внутренней невосприимчивости мыслей о собственной смерти. Разве было бы самоубийство грехом в моих глазах? Нет. Посему, отец Аксель, я едва не умер. Страхи, даже больше – ужасы, отчаяние, непонимание, коего я, наивный, еще жаждал в душе, ненависть к себе, волнение за вас – это перебороло все мои убеждения. Античные боги любили, страдали, грешили и, в конце концов, умерли. Так и я. Я понял, что тоже могу умереть и имею на это право. Истина победила тех богов, и осталось от них одно предание, ибо люди уверовали. И если я сам показался себе одним из них, то не безумен ли был, заявив в своем сердце, что Истина мне ни по чем.

Что я сейчас чувствую? Я устал, отец Аксель. Каждый новый укус все больнее для меня, все хуже мне становится. Когда они прекратят? Да, отец Аксель, вы знаете ответ: они прекратят, когда смирятся с тем, что я погублен сумасшествием и гордостью. Вы, как всегда, правы. И вы же знаете, как это сложно, что такое их неосторожные слова для моей души. Я благодарен Господу за то, что пишу это письмо, за то, что я не могу больше выдерживать этой травли, потому как она заставила меня возвести очи к небу. Я счастлив, ибо могу вам это рассказать, ибо безумие близко. Еще немного и оно снова возобладает надо мной. Но я закончу это послание, пока не превратился в глупое, не смыслящее существо. Прощайте, отец Аксель. Молитесь о моей душе и о душе господина Штернхагена, славного человека, ибо он действительно дотронулся до страдания несчастного. Я увидел это, я это почувствовал».

Дитрих закончил и отложил письмо. «Они убьют меня», - думал он, следя за мухой, кружившейся в воздухе в поисках места для приземления. Все три дня у него болела голова, и его тошнило. Теперь он совершенно сосредоточился на физической боли, и она не пускала в сознание мысли – издержки безумия.

Подписка на рассылку

Статьи по психологии

Пациентам:

О нас

Особенностью нашего подхода и нашей идеологией является ориентация на реальную помощь человеку. Мы хотим помогать клиенту (пациенту) а не просто "консультировать", "проводить психоанализ" или "заниматься психотерапией".

Как известно, каждый специалист имеет за плечами потенциал профессиональных знаний, навыков и умений, в которые он верит сам и предлагает поверить своему клиенту. Иногда, к сожалению, этот потенциал становится для клиента "прокрустовым ложем" в котором он чувствует себя, со всеми своими особенностями и симптомами, не уместным, не понятым, не нужным. Клиент,  даже, может почувствовать себя лишним на приеме у специалиста, который слишком увлечен собой и своими представлениями. Оказывать психологическую помощь или предлагать "психологические услуги" - это совсем разные вещи >>>

Сообщения форума

Карта форума

Страницы: 1 2 3

Москва, Неглинная ул., 29/14 стр. 3

Тел.: +7 (925) 517-96-97

Написать письмо

2006—2018 © PsyStatus.ru

Использование материалов сайта | Сотрудничество и реклама на сайте | Библиотека | Форум

Rambler's Top100