Форум
Консультации

Здесь рассказывается о том, что такое психологическая помощь, какой она бывает и когда следует обращаться к специалистам.

О проекте «ПсиСтатус»

В этом разделе мы говорим о смысле и назначении проекта.

Контактная информация

Подробнее об авторах проекта. Адреса, телефоны, карта проезда.

Новая деонтология. Глава 9. Причины сумасшествия по мысли отца Акселя

-          оскорблении… собственной воли. Они оскорбляют человеческое достоинство, они лелеют самые… недостойные ч-человека пороки и слабости

Рихард удивлялся. Даже теперь Дитрих не хотел  предавать свои убеждения.

-          Они… не замечают, ибо глупы поистине, что, извлекая выгоду, прикидываясь слабыми, сами оскорбляют… достоинство человека! Они малодушны, трусливы, они – р-рабыни. И чего же эти существа хотят? Они требуют для себя прав! Они уподобляются в этом стремлении глупцам, которые лезут на г-гору и хвалятся, а потом… скатываются вниз, ибо не обладают выдержкой и воля их слаба. Поэтому, господин Штернхаген, з-заверяю вас, не разрешайте женщине… карабкаться на вершину, на которой сами стоите, - его начала бить мелкая дрожь, он застонал, поднял левую здоровую руку и протянул ее Рихарду, продолжая быстро, задыхаясь, говорить. – Как бы они ни скрывали своей… слабости… Она выпирает отовсюду и, самое… ужас-сное, они берут ее на вооружение, оправдываясь какой-то своей «женской сущностью», но это суть их выдуманное понятие. Вот это-то и доказывает, что… они не выдерживают… все равно не выдерживают, этим они сами говорят… «мы слабы», но не замечают… своих слов. Да если бы они и не были вдобавок… глупы, то не показывали бы своей слабости. Истинная женщина… неспособна отступать, торжествуя… Не уступайте ей! Это опасно, господин… Штернхаген, не уступайте! Иначе она вас… погубит!..

-          Не волнуйтесь, Дитрих, - растягивая слова, проговорил Штернхаген – голос его повиновался чувству, возбуждавшему в нем сострадание.

-          Да ладно, - закончил тот после короткой паузы, - забудьте… Знаете, в чем кроется… ваша врачебная ошибка?

-          Извольте сказать.

-          Только не говорите никому! – он слегка улыбнулся и продолжил громким шепотом: – Вы… не должны казаться всесильным в моих глазах, - ему было трудно говорить, и Рихард решил выслушать его речь до конца, не перебивая, - со своими средствами, со своими догадками… и пафосными заявлениями. Я не признаю… не… признаю собственной немощи, которую вы усматриваете во мне. У вас, мой друг, ничего… не получится.

Это было сказано настолько дружественным тоном, что Рихард, всегда считавшийся со своей гордостью, не успел возмутиться. Но удержаться от мелких угроз он не смог.

-          Думаю, вам здесь неуютно, - начал он, но закончил весьма смягчившись: – Вам нужна помощь.

-          Не надо… туда. Позвольте увидеть…

-          Отца Акселя? - поняв мысль Акерманна, перебил врач.

-          Да.

-          Вы этого хотите? - намеренно подчеркнув интонацией второе слово, вновь спросил он.

-          Да, - повторил Дитрих, не понимая, однако, чего просит – он не пытался предпринимать никаких попыток, чтобы ехать к человеку, который когда-то унизил его.

-          Не раньше, чем через неделю.

-          Поздно…

-          Я уговорю господина Габена…

-          Поздно.

-          Уважаемый Дитрих, - серьезно заговорил Рихард, - никто не разрешит вам ехать в Заальфельд в вашем состоянии.

-          А вы?

-          Что?

-          Вы тоже думаете… против?

-          Я против в первую очередь. Я врач и, хотите вы или нет, несу за вас, по крайней мере, моральную ответственность. Как минимум, моральную.

-          Как же… и вы…

Рихард замолчал. Он сам удивлялся тому, как тяжело ему было говорить эти слова. По дороге в больницу он находился в прекрасном расположении духа, но как только переступил порог сего заведения, радостное настроение улетучилось и на смену ему пришло обыденное «врачебное» хладнокровие. Только поговорив с Акерманном, он почувствовал, что общается не с пациентом, а с обычным человеком. Но вот вновь он должен предать это блаженное намерение и вспомнить об обязанностях.

-          Дайте, повязку поправлю…

Он наклонился над Дитрихом, и тот в течение полуминуты наблюдал перед глазами его руки. Яркий свет, проникавший в помещение с улицы, слепил Акерманна и он невольно прищурился.

-          Так лучше. Что же вы ничего не едите, - заметил Штернхаген, указывая на тарелку, что стояла на столике рядом с кроватью. – У вас замечательная сиделка, я знаю… Как ее имя?

-          Кати.

-          Да, именно. Ну-с, вам что-нибудь нужно? Может быть, вы что-то хотите? - неуверенно спросил Рихард. – Кроме, конечно, встречи с господином Фитцелем.

-          Нет.

-          Простите, чувствую, я чем-то вас обидел. Прошу вас, не думайте, будто я намеренно не хочу войти в ваше положение.

-          Уходите, пожалуйста, г-господин Штернхаген.

-          Так скоро? Вы не против? Может быть, нужно что-то передать господину Габену?

-          Нет, идите… Я его не знаю! И не говорите мне о нем!

-          Ухожу, - Рихард дотронулся до перевязанной руки Дитриха, лежавшей поверх одеяла, - маленький жест милосердия – и, ничего не говоря, вышел.

Акерманн рассматривал солнечные блики на потолке. Как только дверь закрылась, из глаз его потекли слезы. Еще один человек, приготовившийся мучить его… Но нет, он не таков.

Ему хотелось пить. Он повернулся на бок, ибо правая рука была сломана и он с трудом, превозмогая боль, мог шевелить ею. Кружка стояла на середине столика. Дитрих попытался достать ее, но задел неловким движением и опрокинул. Вода разлилась, потекла на пол с характерным звуком. Осознав свое положение, возбуждавшее в нем жалость и одновременно презрение к самому себе, он вновь лег на спину.

-          Отец Аксель, - приглушенным голосом вымолвил Дитрих, - я боюсь, боюсь. Я не был таким. Они спорят обо мне в моей голове. Кто же я? Помогите, помогите мне.

Он зажмурился, понимая, что никто не ответит ему.

Слушайте, - заговорил он шепотом, сконцентрировав внимание на звуке своего голоса, - слушайте голос правды, истины, ибо исходит он из самой глубины человеческого помышления, которое, Боже, познало бесполезность… всю бесполезность взаимодействия с людьми. Никому… не дано понять. Что-то. Глупости и свет. И ничего. Нет. Никому… не дано. Ему все равно. Помогите, кто-нибудь! – вдруг он замолчал, ибо устыдился этой мольбы – он презирал такое малодушие, но сейчас его никто не слышал и он мог продолжать: – Ибо я отважился… показать что-то сокровенное, что могло мудрость научить несомненно… должно не раскрывайте… нет перед перед

Подписка на рассылку

Статьи по психологии

Пациентам:

О нас

Особенностью нашего подхода и нашей идеологией является ориентация на реальную помощь человеку. Мы хотим помогать клиенту (пациенту) а не просто "консультировать", "проводить психоанализ" или "заниматься психотерапией".

Как известно, каждый специалист имеет за плечами потенциал профессиональных знаний, навыков и умений, в которые он верит сам и предлагает поверить своему клиенту. Иногда, к сожалению, этот потенциал становится для клиента "прокрустовым ложем" в котором он чувствует себя, со всеми своими особенностями и симптомами, не уместным, не понятым, не нужным. Клиент,  даже, может почувствовать себя лишним на приеме у специалиста, который слишком увлечен собой и своими представлениями. Оказывать психологическую помощь или предлагать "психологические услуги" - это совсем разные вещи >>>

Карта форума

Страницы: 1 2 3

Москва, Неглинная ул., 29/14 стр. 3

Тел.: +7 (925) 517-96-97

Написать письмо

2006—2018 © PsyStatus.ru

Использование материалов сайта | Сотрудничество и реклама на сайте | Библиотека | Форум

Rambler's Top100