Форум
Консультации

Здесь рассказывается о том, что такое психологическая помощь, какой она бывает и когда следует обращаться к специалистам.

О проекте «ПсиСтатус»

В этом разделе мы говорим о смысле и назначении проекта.

Контактная информация

Подробнее об авторах проекта. Адреса, телефоны, карта проезда.

Новая деонтология. Глава 9. Причины сумасшествия по мысли отца Акселя

-          Не как все – вот и приговор.

Рихард одетый, как на парад, в костюм из тонкого черного сукна, поднялся на третий этаж больницы, запыхавшись и вспотев. В помещении было необычайно душно и это составляло разительный контраст с той приятной прохладой, царившей в кабинете лечащего врача, из которого он только что вышел. Двое мужчин среднего возраста стояли на лестнице и разговаривали. Один из них, калека, с перевязанной ногой, прижимался к стене, чтобы не потерять равновесия; другой, сгорбившись, мерил придирчивым взглядом проходивших мимо людей.

-          Я не вещь! Я человек.

Штернхаген встал неподалеку, дабы отдышаться, и закурил.

-          Интеллигентная свора разделяет твои пристрастия.

Мужчина закашлялся и его собеседник замолчал. Мимо троих, стоявших на лестнице, прошла сиделка. Милая эмигрантка с добрыми всепонимающими глазами и отличным произношением, за четыре года пребывания в Пруссии освоившая несколько диалектов, она слыла ценной находкой одного из попечителей больницы, ее родственника. Даже суровый господин Кун, весьма влиятельный в своих кругах врач, не мог устоять, когда это создание выпрашивало  у него какой-либо милости для больного. Скрывшись за углом, провожаемая взглядом Рихарда, она направилась вниз к выходу.

-          Я знал его ровно с тех пор, как появился на этот свет. Подлая закономерность или жестокие шуточки судьбы! Я здесь, а он – нет, - продолжал после короткой паузы мужчина, резко сменив тему разговора; его слова невольно привлекали внимание Штернхагена. – Скорее всего, я прирожденный лгун и даже освещая такой сакральный и трогательный момент своей истории, как собственное рождение, не могу удержаться от гиперболического обмана.

-          А вы еще критикуете короля, ведь сами не прочь предаться бесполезным рассуждениям.

-          От меня не требуется управление другими людьми. На моих словах нет ответственности.

-          Разве что перед самим собой.

-          Именно…

-          И кем же этот человек был для вас? Это был ваш отец?

-          Нет. Когда в один из ужаснейших дней я посмел назвать себя индивидуальностью, ему было двадцать два года.

Слушая их разговор, Рихард почему-то вспомнил о Фитцеле. Ему предстоял непростой разговор с Акерманном, который непременно должен был спросить о священнике. Необходимость решать чужие проблемы раздражала его – сам он переживал не лучшее время своей жизни.

Все три дня, пока Дитрих пребывал в больнице по поводу нескольких ушибов и сломанной руки, Иветта не разговаривала с Габеном. Она обвиняла его в невмешательстве и называла равнодушие, с которым он выжидал под дверью Дитриха, чудовищным. Он же не преминул заметить, что девушка сама остановила его, не разрешив войти в комнату, и этим выказала свое полное безразличие к судьбе Акерманна. Иветта первая отказалась от дальнейших споров, постоянно твердя о том, что теперь весь город будет знать про ее знакомство с известным в округе человеком, о помешательстве которого давно уже ходили разговоры. Оттого она и не могла заставить себя поехать к Дитриху в больницу, твердо запретив и своей сестре видеться с ним. Набожная Ангелика сказала, что это ее прямая обязанность, но Иветта непреклонно стояла на своем, полагая, будто человеку, добровольно отвернувшемуся от Господа Вседержителя, помочь молитвами и добрыми делами невозможно. По складу ума она рассудила: худшее, что могло произойти, произошло, а теперь они с Рихардом обречены на презрение и насмешки. Став на сторону Ангелики, врач предпочитал не обращать внимания на предубеждения благоверной и решился ехать к Дитриху при первой же возможности. Говорить с ним о Фитцеле ему не хотелось, но он счел разумным скорее пожертвовать личными предпочтениями, нежели пойти на поводу у Иветты. Та, узнав о намерении Рихарда, пришла в возмущение, однако, совсем не потому, что он отказался выполнять ее очередную прихоть. Собственные капризы вставали на второй план в сознании девушки, если она узнавала, что кто-то вновь стремился завладеть вниманием Дитриха помимо ее воли. Она не могла избавиться от Пауля, ей удалось взять верх над сестрой – и для чего все это? Чтобы тайком увидеться с Акерманном, рассказать о равнодушии к нему окружающих и этим снискать его доверие. Рихард, не подозревавший о планах, зревших в голове супруги, не знавший, насколько ту привлекает общество Дитриха, снисходительно и даже спокойно отнесся к ее недовольству, но ехать не передумал.

Несколько дней подряд шел снег, и теперь фасад старой больницы, расположившейся по соседству со зданием приюта для умалишенных и смежными помещениями канцелярии, смотрел на белый, занесенный снегом садик. Очень часто крыша основного корпуса, покрытая круглой черепицей, протекала, и пациенты жаловались на то, что их заставляют жить едва ли не в эпикурейских условиях. Рихард шел по коридору, смотря по сторонам. Внизу под окнами прогуливались больные.

В комнате, где находился Дитрих и еще несколько человек, было чисто и светло. Пол, устланный широкими соломенными подстилками, заскрипел под ногами вошедшего Штернхагена. На стене у изголовья висело деревянное распятие. Акерманн лежал с закрытыми глазами. Голова его была перевязана и повязка сползла на брови. Как врач, Рихард знал, что больным часто назначают не в меру сильнодействующие лекарства, от которых те становятся сонливыми и флегматичными. С минуту он стоял в замешательстве, решая: уйти и не тревожить Дитриха или остаться, но тот открыл глаза, будто почувствовав, что кто-то вошел и стоит рядом. Взгляд его остановился на сероватой поверхности потолка, потом он медленно перевел глаза на Рихарда.

-          Господин Акерманн… Вижу, с вами все не так плохо. Доктор Кун сказал, что через четыре дня вы сможете поехать домой. Вы довольны?

Дитрих никак не отреагировал на эти слова. Казалось, рассудок его все еще спал. Рихард продолжил:

-          Мы все очень перепугались за вас… Моя Иветта весь день ходила, сама не своя. Слышите? Что до женщин, то, понимаете, я ничему не удивляюсь…

Он говорил и говорил, с паузами, понемногу замедляя речь, но Дитрих продолжал смотреть ему в лицо и молчать.

-          Скажите что-нибудь. Вы можете?..

-          Да, - еле слышно ответил тот.

-          Вот это уже лучше… Вы хотя бы понимаете, где находитесь?..

-          Где…

Рихард скривил губы, иронично усмехаясь.

-          Смешно, - голос Дитриха звучал безучастно, однако, врач счел должным оправдаться.

-          Помилуйте, здесь нет вашей вины. Но все же так дело не пойдет. У вас никудышнее настроение.

Дитрих опустил глаза.

Подписка на рассылку

Статьи по психологии

Пациентам:

О нас

Особенностью нашего подхода и нашей идеологией является ориентация на реальную помощь человеку. Мы хотим помогать клиенту (пациенту) а не просто "консультировать", "проводить психоанализ" или "заниматься психотерапией".

Как известно, каждый специалист имеет за плечами потенциал профессиональных знаний, навыков и умений, в которые он верит сам и предлагает поверить своему клиенту. Иногда, к сожалению, этот потенциал становится для клиента "прокрустовым ложем" в котором он чувствует себя, со всеми своими особенностями и симптомами, не уместным, не понятым, не нужным. Клиент,  даже, может почувствовать себя лишним на приеме у специалиста, который слишком увлечен собой и своими представлениями. Оказывать психологическую помощь или предлагать "психологические услуги" - это совсем разные вещи >>>

Сообщения форума

Карта форума

Страницы: 1 2 3

Москва, Неглинная ул., 29/14 стр. 3

Тел.: +7 (925) 517-96-97

Написать письмо

2006—2018 © PsyStatus.ru

Использование материалов сайта | Сотрудничество и реклама на сайте | Библиотека | Форум

Rambler's Top100