Форум
Консультации

Здесь рассказывается о том, что такое психологическая помощь, какой она бывает и когда следует обращаться к специалистам.

О проекте «ПсиСтатус»

В этом разделе мы говорим о смысле и назначении проекта.

Контактная информация

Подробнее об авторах проекта. Адреса, телефоны, карта проезда.

Новая деонтология. Глава 8. Сложный парадокс милосердия

жертву болезненной мании, обстоятельств? Фитцель заявил, что не станет осуждать умалишенного, тогда как Пауль изменил своему прежнему принципу безграничного милосердия и заговорил о безрассудстве священника, ни единым словом не упрекнувшего преступника. Тайна смерти Элеоноры, таким образом, перестала быть тайной для двух людей. Фитцель до последней минуты не раскаивался в своем мнении, ибо верно полагал, что человеческое общество слишком грубо и узко в суждениях, с его понятием жестокости и справедливости, чтобы по достоинству оценить тот приговор, который вынес себе Дитрих. Смерть стала бы для него легчайшим наказанием, однако, немногие смогли бы проникнуться всем ужасом существования на земле этого грешника. И еще меньшее число обнаружило бы в себе способность признать истинный вывод всех жизненных перипетий бывшего философа – он наказал себя в большей степени, чем это смогли бы сделать люди с их примитивной фантазией. Люди, называющие себя магистрами правосудия, увы, в их арсенале нет средств, способных низвергнуть душу такого человека к самому дну Отчаяния, боли и ужаса.

И Фитцель сомневался в том, смог ли Дитрих простить ему его безразличие, пока рассудок помешанного был еще к тому способен. Акселю было легко раздавать прощения. Казалось, от рождения он не ведал, что такое памятозлобие, и этим искренне радовал недоброжелателей, коих нажил немного, а друзей удивлял или даже приводил в восхищение.

Размышляя подобным образом, священник несколько успокоился. Он чувствовал довольство жизнью и, возможно, из-за того еще острее ощущал муку от того, что скоро лишится ее. Теперь, когда он достиг покоя.

Постучав, в комнату вошла служанка и сказала, что пришел почтальон. Широкая спинка кресла скрывала Фитцеля, хранившего молчание.

-          Ваше благословение, - произнесла женщина, подойдя и тронув его за руку, безжизненно свисавшую с подлокотника.

-          Вы что-то хотели? – оторвав взгляд от пола и посмотрев на нее, спросил он.

-          Пришел почтальон.

-          Какое-то послание?

Служанка кивнула.

-          Говорит, что должен передать его лично вам.

-          Вы же знаете, что я вам полностью доверяю. Не тратьте время, ступайте и возьмите его.

-          Хорошо, - женщина помедлила, в нерешительности отступив на шаг назад. – Позвольте, я закрою окно. Очень холодно, вы заболеете.

Фитцель, опять устремивший взгляд вниз, не отреагировал, создавалось впечатление, что он находился без сознания. Служанка, не дожидаясь ответа, подошла к окну и прикрыла ставни. В комнате стало заметно темнее.

-          Разве я не болен? – вдруг произнес Фитцель, приведя ее в удивление.

Она уже уходила и предпочла оставить этот вопрос, звучавший как утверждение, без ответа.

-          Может быть хуже, - добавил он.

Служанка вернулась через минуту с письмом в руках.

-          От кого?

-          Оно от господина Габена, кажется.

-          А-а, дайте его сюда, - голос Фитцеля был так же спокоен, как и прежде. – Сегодня вечером приедет доктор Фиршман. Если хотите, можете отправляться к себе домой. Мне не хотелось бы вас попусту задерживать.

-          Если вам не нужна помощь, - как и подобает в таких случаях, произнесла она.

-          Нет, идите.

Служанка кивнула и вышла. Аксель развернул письмо и стал читать. Кривым почерком Пауля, который священник сразу же узнал, было написано всего несколько строк: «Уважаемый отец Аксель, спешу как можно скорее уведомить вас о том, какое пагубное воздействие оказало помешательство на рассудок нашего дорогого друга господина Акерманна, а именно – по неизвестной мне причине он решил рассчитаться с жизнью. По счастливой случайности обстоятельства привели к тому, что его состояние на сей момент не вызывает опасений. Надеюсь, Вы сможете повлиять на него своим личным визитом».

«Стечение обстоятельств! Неужели он так ничему и не научился?!»

-          Бедный мой Дитрих, совсем ли ты отвернулся от Господа нашего? – в задумчивости проговорил Фитцель.

«Пауль все так же прост и циничен. Он просит приехать». Думать о достоинствах Габена, не допускавшего и мысли о прощении Акселя,  было некогда. Священник находился в замешательстве. В иное время он, не задумываясь, исполнил бы такую просьбу, но теперь всерьез опасался за успех этого путешествия. Несомненно, Пауль прав, поставив его перед дилеммой, осознавая это и будучи всецело уверен в том, что Фитцель обязательно явится. Габен и думать не думал об его отказе, отлично изучив нрав отца Акселя, он желал поглядеть на грядущую комедию, которая должна разыграться по приезде сердобольного заступника.

Пересев за стол, священник принялся писать записку господину Фиршману – следовало предупредить его о своем отъезде. Несомненно, Фитцелю хотелось увидеть Дитриха, быть может, для того, чтобы оказать собственной же душе последнюю милость и навсегда очиститься от давнего греха. Пауль считал, что благие и подчас безрассудные идеи доведут Акселя до могилы. Закончив писать, Фитцель встал и направился к двери. Как ни странно, он не строил в голове никаких предположений относительно безумств Дитриха. «Рассчитаться с жизнью, - вспомнил он строки из письма. – Как это на них похоже». Он машинально отнес Акерманна к людям, предавшим цель своего существования и свою сущность, а это означало неверие и слабость духа – и то, и другое довлело над Дитрихом. Для Акселя было очевидно – второе заставило его думать о самоубийстве, а пустота от первого не смогла остановить, ибо не было больше сдерживающего закона.

Быстро собравшись, Фитцель оделся и вышел, закрыв на ключ пустующую квартиру. Постояв несколько минут, он стал спускаться, вновь подумав о Пауле – это были неприятные мысли. Он шел вниз по лестнице, чувствуя, как учащается сердцебиение, а в глазах темнеет. Оказавшись на улице, не без труда оставив позади себя несколько ступенек, Аксель посмотрел на небо. Тусклое солнце освещало землю, пригревая ее сквозь белесую пелену. Было сравнительно тепло и снег в некоторых местах уже растаял. В голове Фитцеля шумело. Пройдя немного вдоль стены, он почувствовал, что вот-вот потеряет сознание. В полуобморочном состоянии, повернув назад, ему удалось кое-как доплестись до входной двери, но о том, чтобы подняться наверх не стоило и помышлять. Теперь уже прекрасно понимая, что всем его стараниям не суждено вылиться в желаемые результаты, Фитцель прислонился к стене дома, надеясь еще привлечь к себе внимание редких прохожих.

Подписка на рассылку

Статьи по психологии

Пациентам:

О нас

Особенностью нашего подхода и нашей идеологией является ориентация на реальную помощь человеку. Мы хотим помогать клиенту (пациенту) а не просто "консультировать", "проводить психоанализ" или "заниматься психотерапией".

Как известно, каждый специалист имеет за плечами потенциал профессиональных знаний, навыков и умений, в которые он верит сам и предлагает поверить своему клиенту. Иногда, к сожалению, этот потенциал становится для клиента "прокрустовым ложем" в котором он чувствует себя, со всеми своими особенностями и симптомами, не уместным, не понятым, не нужным. Клиент,  даже, может почувствовать себя лишним на приеме у специалиста, который слишком увлечен собой и своими представлениями. Оказывать психологическую помощь или предлагать "психологические услуги" - это совсем разные вещи >>>

Карта форума

Страницы: 1 2 3

Москва, Неглинная ул., 29/14 стр. 3

Тел.: +7 (925) 517-96-97

Написать письмо

2006—2018 © PsyStatus.ru

Использование материалов сайта | Сотрудничество и реклама на сайте | Библиотека | Форум

Rambler's Top100