Форум
Консультации

Здесь рассказывается о том, что такое психологическая помощь, какой она бывает и когда следует обращаться к специалистам.

О проекте «ПсиСтатус»

В этом разделе мы говорим о смысле и назначении проекта.

Контактная информация

Подробнее об авторах проекта. Адреса, телефоны, карта проезда.

Новая деонтология. Глава 7. Экзистенция его безумия

-          Останься здесь, полежи. А я скоро вернусь, - с этими словами Пауль развернулся и быстро вышел, уводя за собой Иветту.

Дитрих услышал щелчок – дверь закрыли на ключ.

Разум его не мог больше сопротивляться бесцеремонному натиску извне. Как же он будет жить без него?! Ведь это смерть, она приближается к Фитцелю. Дитрих, вдруг осознав положение вещей, опять впал в ступор. Если он умрет? Акерманн не хотел думать о приятных возможностях. То был последний удар, и его воля оказалась почти полностью парализована, кроме той своей части, которая не утратила еще простой и мучительной способности желать. И он желал видеть Фитцеля, полагая, что может оказать ему последнюю помощь. Священник же имел власть, чтобы спасти его душу от окончательного разрушения и, быть может, возвести в ранг помилованных, прощеных грешников – однажды Дитрих на какое-то время отчетливо почувствовал это. Он ясно понимал, что отец Аксель в скором времени скончается – мысль об ином исходе даже не приходила ему в голову, ибо несчастный сумасшедший, отчаянно хватающийся за проблески разума, знал, насколько печально бытие этого разума. И хотя умирающий находился далеко, в воображении Акерманна отчетливо нарисовался символичный душещипательный и унылый образ жизни, еле-еле держащийся за что-то, что не давало ей окунуться в небытие. А там только слезы. Плач в вечности и отсутствие динамических изменений. Видимо, между Фитцелем и жизнью установился именно такой мостик, как тот, который соединял тело Дитриха с его же сильно поврежденным рассудком. «И пусть не похваляются своим сумасшествием безумцы и не возносят славословия и лживое славословие этому наказанию те, кто далек от сего», - мелькнуло в уме Акерманна. И мостик тот был еще тоньше…

«Эта нить еще тоньше», - фраза застряла в мозгу Дитриха. Неисчислимое множество мыслей толпилось в его голове, но ни одна из них не могла вырваться, наконец, наружу, превратиться в крик о помощи, возглас отчаяния или непонимания. Ибо не было ничего, о чем мог бы вещать сей крик. И Акерманн молчал. Только судорожное дыхание разбавляло тягучее безмолвие и вязкую оранжевую атмосферу. Гардины плотно закрывали окно, не давая свету без помех проникать в затемненное помещение. На своем троне восседала Тишина. «Где же все, - вот мысль, перебившая спор собратьев, показавшая свое лицо умственному взору Дитриха. – Ну, хоть кто-нибудь!»

И Фитцель тоже смертельно одинок. И смертельно болен. Акерманн тихо застонал, и ему показалось, будто душа его медленно начинает расползаться на маленькие кубики, ссорящиеся друг с другом, а с поверхности кожи беспрепятственно истекает кровь. Отшатнувшись в сторону в припадке ужаса, он ударился о спинку кровати и упал. Молчание вокруг разъедало его мозг. Тяжело дыша, он уперся рукой в пол, а голову положил на угол постели. Начался приступ удушья, и он скоро уверился в том, что на сей раз не выживет. Смертельная слабость напоминала о бренности материи, из глаз текли слезы, и Дитрих не мог понять того, о чем думал. Прижав руку к горлу, он напрасно пытался отдышаться. В глазах у него потемнело, холодные пальцы дрожали.

Пауль стоял за дверью вместе с Иветтой, которая нервно крутила в руках ленточку, прикрепленную к пышной юбке. Прислушиваясь, он пытался понять, что происходило с его другом, но кроме невнятных звуков ничего не мог разобрать. Женщина настойчиво пыталась уговорить Габена открыть дверь, однако тот демонстрировал удивительную непреклонность.

Почувствовав, что приступ заканчивается, Дитрих на четвереньках подполз к низкому стулу, стоявшему возле окна. Он облокотился об него, положив руки на сиденье и склонив голову, которая немилосердно болела. Ощущение, что мозг его тает, никак не отступало.

-          Кто-нибудь… Пауль! Пауль! Пауль! Где мы? – позвал он тихим голосом, почти не шевеля губами.

Габен этого не услышал. Но ко всему прочему это не имело ровным счетом никакого значения, ибо даже в противном случае он не согласился бы идти в спальню и смиренно разделять с умалишенным его безумие.

Время шло, но Дитрих не двигался. Он тупо смотрел в пол, все так же стоя на коленях и держась за стул. Рот его был приоткрыт, и из него по каплям вытекала слюна. Он уже не мог пошевелиться. Ожидала ли Акерманна гибель? Так, или иначе, он безропотно направлялся ей навстречу. Словно устав бороться, его организм застыл, замер под тенью крыльев скорой кончины. Внутренний мир ожидал этого исхода и обездвиживал внешние проявления плотского существования. Кусочек воли, заведующий всякой динамикой, оторвался от сознания, и никакая ниточка не смогла бы заставить беглеца вернуться. И не желала покориться своему владыке мятежная, возмутившаяся материя. Даже она, эта несчастная, которую он старался ни во что не ставить, управляла Дитрихом… Или его собственное умопомрачение повелевало ею? Он видел перед глазами кусочки, похожие на мелкие геометрические фигуры, ему знакомые, они отрывались от поврежденного рассудка, подобно пыли разлетались, поднимались, кружились в воздухе, описывали эллипсы вокруг него, шелестели. Но молчание… Отнюдь не запредельная тишь, а такая живая, настолько глубокая, настолько самобытная… Молчание… Дитрих чувствовал запах крови, как будто находился на скотобойне. Она брызгала тонкими струйками в разные стороны, текла по его телу, ложилась мокрой пылью на окружающие предметы. С нею сталкивался ореол, составившийся из клочков его души.

Дитрих пришел в неописуемый ужас. Если бы смерть зависела от него, он непременно бы стал ее призывать. Казалось, сердце его не выдержит, и он умрет, ибо должен умереть. Ему захотелось убежать, но собственное тело стало чужим и не слушалось. Отчаянные конвульсивные попытки тающего, как снег не солнце, разума, кричащего на своем языке, не были способны разбудить дремлющую плоть, ибо она погибала своей смертью. Пока еще он был жив, одинокий рассудок вслед за материализованными частичками души рассеивался, просачивался, как плазма сквозь кости черепной коробки, ибо Дитрих называл мозг средоточием разума, а теперь эта обитель, вмещавшая мысли, губившие ее саму, разлагалась, расщеплялась. Последнее пристанище его печального «разума». И вот перед глазами уже проплывали старые рассуждения, которые тоже обрели видимую оболочку, превратились в полупрозрачные буквы и строчки. Даже они покидали его голову. А он не может двинуться, поэтому совершенно бессилен перед их произволом и не может удержать их. «Остановитесь! Не надо, - кричит его голос, но он – всего лишь последний вопль ума, неспособный заставить плоть реагировать. – Нет, только не надо! Не сейчас! Еще не сейчас!» Дитрих знал, что когда контролируемый им центр сознания развалится, высохнет подобно капле воды, он неизбежно умрет.

О, если бы кто-нибудь пришел! Если бы Пауль мог проникнуть в этот мир, жителем которого стал Акерманн! Только один громкий звук: скрип двери или голос – он был бы спасен – эта нить не порвалась бы. О! Воспоминания о нитях и мостах, о возвращении и исчезновении приводили Дитриха к мысли о Фитцеле. Но он был нем от страха, а голос его заглушал переизбыток отчаяния.

Подписка на рассылку

Статьи по психологии

Пациентам:

О нас

Особенностью нашего подхода и нашей идеологией является ориентация на реальную помощь человеку. Мы хотим помогать клиенту (пациенту) а не просто "консультировать", "проводить психоанализ" или "заниматься психотерапией".

Как известно, каждый специалист имеет за плечами потенциал профессиональных знаний, навыков и умений, в которые он верит сам и предлагает поверить своему клиенту. Иногда, к сожалению, этот потенциал становится для клиента "прокрустовым ложем" в котором он чувствует себя, со всеми своими особенностями и симптомами, не уместным, не понятым, не нужным. Клиент,  даже, может почувствовать себя лишним на приеме у специалиста, который слишком увлечен собой и своими представлениями. Оказывать психологическую помощь или предлагать "психологические услуги" - это совсем разные вещи >>>

Сообщения форума

Карта форума

Страницы: 1 2 3

Москва, Неглинная ул., 29/14 стр. 3

Тел.: +7 (925) 517-96-97

Написать письмо

2006—2018 © PsyStatus.ru

Использование материалов сайта | Сотрудничество и реклама на сайте | Библиотека | Форум

Rambler's Top100