Форум
Консультации

Здесь рассказывается о том, что такое психологическая помощь, какой она бывает и когда следует обращаться к специалистам.

О проекте «ПсиСтатус»

В этом разделе мы говорим о смысле и назначении проекта.

Контактная информация

Подробнее об авторах проекта. Адреса, телефоны, карта проезда.

Новая деонтология. Глава 7. Экзистенция его безумия

говорить. Иветта поняла – продолжать разговор не имеет смысла, но ей было интересно наблюдать за Дитрихом, ибо она предчувствовала – в другой раз его настроение может оказаться прямо противоположным.

-          Я не хочу никуда идти. Вы предлагали мне куда-то идти? – спросил Акерманн.

-          Мы могли бы это обсудить следующий раз, когда я приду.

-          А вы ведь придете…

-          Не волнуйтесь об этом…

-          А если господин Штернхаген не оправдает ваших надежд?

-          Каких надежд, позвольте?

-          Ну, тех, что… словом, не допустит…

Видя, что собеседник, глаза которого закрывались, теряет нить разговора, женщина решила поставить точку.

-          Я смогу с этим справиться, не бойтесь.

-          А? Что?

-          Вам нужно отдохнуть, уже поздно.

-          Я вас… слушаю.

-          Господин Акерманн, я зайду к вам. Вы меня слышите?

-          Слышу, - прошептал он.

-          Хорошо.

Иветта встала и тихо вышла из комнаты.

 

***

 

Фитцель все не являлся. Пауль все время хранил таинственное молчание, а Дитрих ходил взад-вперед по комнате, мучительно соображая и прислушиваясь к каждому шороху. Прошло три дня, а новых вестей не было.

Дитрих перебрал в голове десяток доводов, порожденных его болезненным предчувствием скорой трагедии. Все они потенциально были в силах по законам «посылок и заключений»* объяснить молчание отца Акселя, но ни один так и не завоевал доверия у Акерманна, и он продолжал изводить себя догадками. Когда к нему в комнату входил Пауль, несчастный прилагал массу усилий, чтобы не выдавать своего переживания – он боялся показаться опечаленным или страдающим, ибо сие суть признак слабости. Такие выводы диктовало Дитриху его твердое убеждение, пока он находился в состоянии критично оценивать свое поведение, а также эмоции и чувства. Сдерживающие механизмы, не позволявшие ему впасть  панику, с каждым часом ослабевали, а давление неопределенности неуклонно возрастало. Все это время он слышал от Габена расплывчатые высказывания, которыми тот видимо, старался его утешить, но однажды, то ли смилостившись над больным, то ли решив покончить с ним, поставить точку в борьбе разума и безумия, совершавшейся в душе Акерманна, Пауль рассказал ему о послании Фитцеля.

-          Я получил его сегодня утром и сразу же сообщаю тебе, - нерешительно вымолвил он, ожидая, что Дитрих сию секунду потребует предоставить ему письмо. – Он пишет, что вопреки своему желанию не сможет приехать – есть веские причины.

Акерманн продолжал непонимающе смотреть на друга.

-          Ему нездоровится. Так, ничего серьезного, – Пауль многозначительно поднял брови. – Я думаю, под конец недели он непременно приедет. А если нет, то на будущей…

-          Как же так? - перебил его Акерманн.

Казалось, он вот-вот заплачет. Реакция его была предсказуема.

-          С каждым может случиться.

-          Пожалуйста, тогда оставь меня.

Дитрих не мог собраться с мыслями – предчувствие оправдывалось, а сам он надеялся найти почти недостижимое душевное успокоение, рассматривая мрачный зимний пейзаж за окном.

На другой день, в четверг, проснувшись и встав с кровати, он услышал приближающиеся шаги на лестнице. Преодолевая тошнотворное головокружение и слабость, он открыл дверь, увидев перед собой Пауля, только что миновавшего подъем по крутым ступенькам.

-          Осторожнее там! – донесся снизу звонкий, не в меру веселый, как показалось Акерманну, голос Иветты.

В ответ на него Пауль состроил недовольную гримасу – его опять поучала женщина – и проговорил, проходя в спальню:

-          Вот, я получил сегодня второе письмо от отца Акселя, - он протянул записку, что держал в руке, Дитриху. – Боюсь, это тебя огорчит…

Акерманн был бледен. Он стоял, не решаясь развернуть сложенный вдвое листок.

-          Прочти… Ну, хорошо, не надо. Он пишет, что состояние его значительно ухудшилось, и это, по всей видимости, может оказаться очень опасным, – Габен знал о заболевании Фитцеля. – У него был тяжелый сердечный приступ. Возможно, на самом деле все гораздо хуже, чем я предполагал…

Дитрих приложил руку к глазам и, засмеявшись, чуть слышно произнес:

-          Уходи, пожалуйста. Не впускай никого…

Потом он взглянул на записку, видя перед собой совершенно незнакомый почерк. Очевидно, что она была написана рукой кого-то, но не Фитцеля. Так же молча, он прочел и вернул обратно Паулю. Вошла Иветта.

-          Что тебе? – спросил Акерманн, делая шаг назад.

-          Я хотела поговорить с вами… Это должно вам помочь.

-          Не сейчас, мне это все не нужно.

-          Дитрих, может, ты приляжешь? – спросил Пауль, с подозрением смотря на него, почти не подававшего признаков, отличавших существо мыслящее и понимающее от человека, совершенно лишившегося способности «разумения и суждения», как любил выражаться господин Штернхаген, почтенный эскулап.

-          Нет. Прекрати эту суету! Что, что тебе нужно?

-          Ну, сейчас начнется… пойдемте, - тихо добавил Пауль, повернувшись к Иветте.

Она наградила его злобным взглядом. Габен недоумевая, посмотрел на нее – кто из них больше ненавидел Акерманна?

-          Я должен поехать к отцу Акселю? - тихим голосом произнес все еще посмеивающийся Дитрих, подойдя ближе и слегка тронув Пауля за руку.

-          Ты меня спрашиваешь? В любом случае это совершенно невозможно. Куда ты поедешь в таком состоянии?! Надеюсь, ты понимаешь меня.

-          Разве я сделал что-то, за что меня держат в этой клетке?

-          Пауль, откуда такая бесчувственность? – тоже шепотом вымолвила Иветта.

-          Это невозможно. Нет. Ты не выдержишь этой поездки. Тебе лучше побыть здесь, успокоиться и собраться с мыслями – отец Аксель подождет.

Лицо Дитриха приняло серьезное выражение.

-          У меня нет времени, - опять, едва не плача, с трудом выговорил он.



* т.е. логики

Подписка на рассылку

Статьи по психологии

Пациентам:

О нас

Особенностью нашего подхода и нашей идеологией является ориентация на реальную помощь человеку. Мы хотим помогать клиенту (пациенту) а не просто "консультировать", "проводить психоанализ" или "заниматься психотерапией".

Как известно, каждый специалист имеет за плечами потенциал профессиональных знаний, навыков и умений, в которые он верит сам и предлагает поверить своему клиенту. Иногда, к сожалению, этот потенциал становится для клиента "прокрустовым ложем" в котором он чувствует себя, со всеми своими особенностями и симптомами, не уместным, не понятым, не нужным. Клиент,  даже, может почувствовать себя лишним на приеме у специалиста, который слишком увлечен собой и своими представлениями. Оказывать психологическую помощь или предлагать "психологические услуги" - это совсем разные вещи >>>

Сообщения форума

Карта форума

Страницы: 1 2 3

Москва, Неглинная ул., 29/14 стр. 3

Тел.: +7 (925) 517-96-97

Написать письмо

2006—2018 © PsyStatus.ru

Использование материалов сайта | Сотрудничество и реклама на сайте | Библиотека | Форум

Rambler's Top100