Форум
Консультации

Здесь рассказывается о том, что такое психологическая помощь, какой она бывает и когда следует обращаться к специалистам.

О проекте «ПсиСтатус»

В этом разделе мы говорим о смысле и назначении проекта.

Контактная информация

Подробнее об авторах проекта. Адреса, телефоны, карта проезда.

Новая деонтология. Глава 6. Искренность и притворство

интересом Дитрих общался с ее сестрой. В душе же Акерманн отдавал предпочтение обществу госпожи Штернхаген, поскольку считал, будто Ангелика служит, как и он, долгу морали и не испытывает ровно никакого удовольствия от соседства с ним. Между тем Иветта любила его простой добродушной любовью, как ребенок, и ей не нужны были философские изыски, которые привлекали многих людей, знавших Дитриха до болезни, ибо сам он находил в них свое единственное достоинство. Когда у него начинался очередной «припадок глупости», как выражался Пауль, и находило желание дурачиться, мудрствовать напоказ, Ангелика предпочитала быть его сердобольным утешителем, а Иветта всегда уходила, расценивая поведение своей сестры, как несомненную слабость характера. И в тоже время она готова была угождать Дитриху, который весьма любил созерцать ее униженную и подчиненную. Впрочем, как и любую другую женщину, уступавшую ему в интеллекте. Она промолчала, когда он сказал: «Женщинам, также и детям, нужно отказывать, особенно, если они очень настойчивы в своих просьбах. Лишь спустя некоторое время, если, конечно, они ведут себя подобающе, можно уступить, ибо это чрезвычайно удобно – их желания имеют свойство быстро пропадать. Лучше отрубить себе руку, чем впасть в зависимость от женщины». Иветта была покладиста, ненавязчива, но вместе с тем слишком суха, чтобы Дитрих мог прибегнуть к ее помощи – для этой цели существовала Ангелика. Фрау Штернхаген находилась в его распоряжении, и он был удовлетворен покорностью женщины.

-          Вы знаете, - продолжал Пауль, обращаясь к своей прекрасной собеседнице, - возможно, то, что я сейчас скажу, покажется вам сущей глупостью, но все, кто встречал Дитриха, меняются помимо своей воли. Я тоже изменился. А сейчас даже не могу понять, откуда во мне такая холодность. Вы тоже изменитесь, поверьте.

-          Не тревожьте его, рассуждая о собственной слабости. Это целиком ваша вина, и пусть она останется при вас, - поучающим тоном заметил Аксель.

Дитрих спустился вниз на две ступеньки и, споткнувшись, едва не упав, ухватился за перила.

-          Что там случилось, - отрешенным голосом спросила Иветта, взглянув в сторону лестницы.

-          Этого еще не хватало! – в свою очередь сквозь зубы процедил Пауль и быстрым шагом направился к Акерманну.

Он не ожидал, что Дитрих проснется столь рано, и рассчитывал позавтракать в спокойной обстановке. Было около семи, Фитцель прибыл час назад.

-          Что произошло? – нервно стукнув ладонью по стене, спросил Габен, смотря на Акерманна снизу вверх, а тот все еще стоял, вцепившись в перила. – Спускайся, отец Аксель приехал. Или ты предпочитаешь находиться здесь?

-          Я никуда не пойду, поэтому потрудись позвать его.

-          О Дитрих! Что за комедиантство, спускайся, - Габен поднялся на несколько ступенек и попытался взять его за руку.

-          Оставь меня! – крикнул Акерманн, подавшись назад. – Ступай и позови его.

-          Как хочешь, твоя воля, - быстро сдался Пауль и ушел.

-          Предвестник заразы! Посмотри себе под ноги – туман… зеленый туман над неспокойными водами, а вода разливается. Зараженный воздух… Он один спасет нас. Веди нас, наш пастырь, - заговорил Дитрих, комментируя возникшее видение.

Он не сдвинулся с места, когда Фитцель через несколько секунд подошел к нему. Как только он окликнул Акерманна, тот сразу же поднялся со ступенек, на которых сидел, глупо смотря перед собой.

-          Очень рад тебя видеть, Дитрих, - произнес Аксель, приветливо глядя на него и невольно вспоминая их последний разговор, не выходивший много дней из головы – он приготовился к худшему: оскорблениям, ставшим привычными, и угрозам.

Однако на сей раз Дитрих полностью пребывал во власти Отчаяния, и расположение духа, в котором он находился, не давало права в чем-либо обвинять Акселя. Он не забыл ни единого слова, что произнес во время из предыдущей встречи, ему нужна была помощь, и он решил ее потребовать. В этот момент Акерманн и не думал о раскаянии, мысль о коем еще недавно мучила его, не хотел извиняться за свою бессердечность, за бестактные выходки, которые учинял не в силу дурного характера или прихотей, но, попав в рабство, будучи зависимым собственным сознанием от болезни, расщеплявшей его душу.

Дитрих стоял и дрожал. Пальцы его стучали по деревянным перилам. Он почти что упал перед Фитцелем на колени, но тот удержал его, подав руку. Дитрих положил голову ему на плечо и зажмурился. Наконец, поборов подступившее к горлу волнение, он с трудом выговорил:

-          Убейте меня лучше, потому что я не могу больше… плохо, тяжело жить. Помогите мне.

Он уцепился за рукав Фитцеля и не мог пошевельнуться, пока тот гладил его рукой по голове. Священник находился в замешательстве, ибо никогда еще ему не было так сложно говорить с Акерманном. Он произнес первое, что пришло на ум:

-          Дитрих, ты не должен думать об этом. Ты ведь еще помнишь то, как просил у меня совета, когда тебя что-то волновало? Я дам тебе совет, и ты успокоишься… Не надо вспоминать прошлое, в любом случае, оно полно разочарований. Пойми меня… Ты ведь всегда меня понимал, да? Ты многое забыл, но еще большее кажется тебе каким-то особенно страшным. И лишь это не дает тебе жить. Дитрих, мы не настолько бессильны перед прошлым, мы можем многое изменить, это так. Доверься мне…

-          Что же делать, отец Аксель? – вперемежку со слезами проговорил Акерманн. – Увы, я ничего не понимаю. Даже когда вы пытались меня научить чему-то, я не осознавал всей ценности этого знания, хотя и слушал со вниманием. А теперь предал себя в рабство греха, потому что разуверился… Я не мог предотвратить…

-          Что, что предотвратить?..

-          Что-то страшное, это убьет окончательно мою душу, и я боюсь этого, потому что сам выкопал для себя яму, а сейчас хороню в ней собственное естество, и не могу остановиться. Я привык, я ослеп, я не способен к видению единственной спасительной истины, предал к забвению свою жизнь. Разве затем она дана мне? Моя душа умирает, и мне страшно. Господи, отец Аксель, кто очистит ее, кто снимет с нераскаявшегося грех?!

-          Дитрих, твоя душа не может умереть. Господь милостив.

-          Но я умираю! – почти рыдая, крикнул Дитрих.

-          Ты не умрешь, и твоя душа – тоже…

-          Я не готов покаяться! Прошу вас, не дайте мне умереть!

-          Конечно, конечно, не бойся.

-          Я знаю, я вас оскорбил, и вы можете сделать со мной все, что захотите.

-          Нет, ты не сделал ничего дурного, ибо это от тебя не зависело.

Подписка на рассылку

Статьи по психологии

Пациентам:

О нас

Особенностью нашего подхода и нашей идеологией является ориентация на реальную помощь человеку. Мы хотим помогать клиенту (пациенту) а не просто "консультировать", "проводить психоанализ" или "заниматься психотерапией".

Как известно, каждый специалист имеет за плечами потенциал профессиональных знаний, навыков и умений, в которые он верит сам и предлагает поверить своему клиенту. Иногда, к сожалению, этот потенциал становится для клиента "прокрустовым ложем" в котором он чувствует себя, со всеми своими особенностями и симптомами, не уместным, не понятым, не нужным. Клиент,  даже, может почувствовать себя лишним на приеме у специалиста, который слишком увлечен собой и своими представлениями. Оказывать психологическую помощь или предлагать "психологические услуги" - это совсем разные вещи >>>

Сообщения форума

Карта форума

Страницы: 1 2 3

Москва, Неглинная ул., 29/14 стр. 3

Тел.: +7 (925) 517-96-97

Написать письмо

2006—2018 © PsyStatus.ru

Использование материалов сайта | Сотрудничество и реклама на сайте | Библиотека | Форум

Rambler's Top100