Форум
Консультации

Здесь рассказывается о том, что такое психологическая помощь, какой она бывает и когда следует обращаться к специалистам.

О проекте «ПсиСтатус»

В этом разделе мы говорим о смысле и назначении проекта.

Контактная информация

Подробнее об авторах проекта. Адреса, телефоны, карта проезда.

Новая деонтология. Глава 6. Искренность и притворство

Прошло полчаса. Дитрих успокоился и заснул. Пауль чувствовал, что ему некуда спешить – он не ловил минуты. В какое-то время, вдруг задумавшись о собственном бытии, он нашел разгадку – не было в его жизни стремления, не находилось ничего, что он мог бы окрестить своим великим достижением, которого всегда с таким вожделением ожидал. Напрасно Пауль исследовал науки, становясь начетчиком.  Напрасно возлагал свою жизнь на алтарь умозрительных университетских дисциплин.

Не дождавшись, пока Ангелика решит оставить Дитриха, он вышел из комнаты в надежде, что в остаток дня его никто не потревожит. Пауль смертельно устал от этой двойной роли – сумасшедшему хватило несколько минут, чтобы вымотать все его душевные силы. Девушка оказалась гораздо терпеливее. Посидев еще немного, она встала и неслышно прошлась по комнатке, только юбка ее длинного платья шуршала, соприкасаясь с разбросанными книгами. Она наклонилась и, собрав их все, бережно сложила на столе. Беспорядок, творившийся в комнате, вполне соответствовал теперешнему характеру ее хозяина. Некоторые измышления Акерманна казались девушке чем-то особенным, что она пыталась постичь их насколько это представлялось возможным, вместе с тем не питая никаких иллюзий. Для нее Дитрих – это несчастный, обреченный на тяжкое существование человек. Ангелика подошла к стене, возле которой, сваленные в кучу, лежали толстые книги. Среди них оказались тома по истории, риторике, медицине, философии, геометрии. Перебирая их, она думала о том, что же на самом деле означают эти рваные страницы, какая мысль материализовалась в столь страшную одержимость – уничтожение каждой попавшейся под руку книги. А ведь когда-то их всех читали, их  заботливо оберегали. Девушка не могла себе представить безумства, которые учинял Дитрих, и тем более те катастрофы, что происходили в его рассудке. Она думала, что абсолютно все, каждое явление имеет предел и даже сумасшествие разума должно рано или поздно достичь своей пограничной черты, после преодоления которой ни одно из них уже не назовется своим именем. Посему девушка полагала, будто разрушительные следствия болезни Дитриха тоже должны чем-то ограничиваться. Для молодой особы, никогда раньше не сталкивающейся с такими проявлениями больной жизни, ответы на подобные вопросы – это сами собой разумеющиеся истины – она не верила в худшее.

Приподнимаясь, Ангелика задела рукой книги, только что аккуратно сложенные стопкой. Они упали, нарушив внезапно идеальную тишину – обитательницу спальни. Дитрих проснулся и, открыв глаза, пристально посмотрел на девушку. Она тоже глядела на него, только слегка смущаясь.

-          Что вы здесь делаете? – спросил он и перевел взгляд на окно.

-          Я немного прибрала в комнате…

-          Разве недостаточно прислуги? Зачем вы это делали? – Ангелика молчала, слегка улыбаясь, однако, это не произвело на Акерманна никакого впечатления, и он продолжал сухим тоном: – Я попрошу Пауля, чтобы он нанял еще людей. Мои гости не должны заниматься такими глупостями. К тому же, милая моя, это совершенно бесполезно. Уверяю вас, если вы завтра выберете минутку и решите посетить мое логово, вы убедитесь в том, что ваши труды напрасны.

Дитрих говорил таким голосом, словно не был болен. Он ни разу не запнулся и произнес все, что хотел сказать, ни на секунду не замешкав.

-          Простите, я вас разбудила, - вымолвила девушка.

Как ни старалась она оставаться абсолютно независимой от этого человека – все же не могла не признать, что на сей раз вынуждена извиняться и чувствовать себя в чем-то обязанной перед лицом Акерманна.

-          Не страшно. В самом деле, мне показалось, что я спал довольно долго, а это вредно. Вы ведь еще не выходили из комнаты?

-          Не выходила… Меня заинтересовала одна книга…

Дитрих перебил ее:

-          Я не хотел бы вас особенно задерживать.

Девушка ничего не сказала на это заявление, понимая, что все замечания подобного рода – пустые формальности, которыми Дитрих любил предварять свою часто бессмысленную речь. Но, казалось, сам разговор с другим человеком, кем бы он ни был, еще оказывался способным как-то развлечь этого несчастного. Как и прежде он был оратором, и он ощущал необходимость видеть пред собой публику.

-          Дайте мне вон тот листок. Вон там, видите?

-          Где?

-          На столе, справа. Не правда ли отвратительное зрелище?

-          Что именно?

-          Птица, клюющая падаль, - Дитрих коротко рассмеялся и добавил с серьезным выражением лица: - Ну, давайте его сюда.

Девушка подала нужную записку и отошла на два шага назад. Дитрих не мог не прокомментировать:

-          Что же вы? Я не болен чумой. Возьмите, пожалуйста, стул.

Он замолчал, выжидая, когда приказ будет исполнен. Девушку не удивляло подобное отношение – Акерманн часто весьма скоро переходил от приветливо-ласкового тона к повелительному и надменному.

-          Вот так. Теперь садитесь и слушайте меня…

-          Вы хотите о чем-то рассказать мне? – нарочно задала вопрос Ангелика, чтобы оценить настроение Дитриха, приходившего в бешенство, если люди в беседе с ним злоупотребляли глупыми вопросами.

-          Да, вам оказана честь, - он опять засмеялся, но тут же замолчал, водя взглядом по строчкам.

Девушка наблюдала за его глазами. Сейчас Ангелика видела их полными жизни, что составляло разительный контраст с тем просящим взглядом, который она заметила около часа назад.

-          Интересно, спросите вы, каково ему?

Она не поняла этой фразы и спросила:

-          О чем вы?

-          Да нет, нет, ни о чем… Подождите-ка минутку… Представьте себе, моя любезная, я беру эту записку, разворачиваю ее, и, еще не начав читать, чувствую, как ум мой… Мой бедный ум! Преисполняется разочарованием и огорчением. Мерзкий дуэт, правда?

-          Вы правы.

-          Еще бы! Я почти что приобрел Абсолютное знание, - Дитрих вдруг замолчал и только после минутного перерыва продолжил: – Ох, это очень плохо! Я и не помню, что произошло. Представьте себе на минутку… Я помню только смертельное разочарование и… и еще, потом… жуткую боль… Вы понимаете.

Ангелика быстро кивнула, ей было жаль Акерманна. Он говорил дальше, и голос его становился тише:

-          И представьте, я искал, искал это проклятое Знание, а нашел смерть, смерь другого человека… О, вы этого не ведаете, и хорошо, ибо это слишком страшно. Итак, я искал, но что-то помешало мне… О, я сам, да, сам сделал для себя невозможным найти ответ. Я, кажется, стал кем-то вроде преступника. Ничего толком не помню. Меня укоряли, меня обвиняли во всех смертных грехах, но что мне до них. Одна только боль. Боже, как больно!

Подписка на рассылку

Статьи по психологии

Пациентам:

О нас

Особенностью нашего подхода и нашей идеологией является ориентация на реальную помощь человеку. Мы хотим помогать клиенту (пациенту) а не просто "консультировать", "проводить психоанализ" или "заниматься психотерапией".

Как известно, каждый специалист имеет за плечами потенциал профессиональных знаний, навыков и умений, в которые он верит сам и предлагает поверить своему клиенту. Иногда, к сожалению, этот потенциал становится для клиента "прокрустовым ложем" в котором он чувствует себя, со всеми своими особенностями и симптомами, не уместным, не понятым, не нужным. Клиент,  даже, может почувствовать себя лишним на приеме у специалиста, который слишком увлечен собой и своими представлениями. Оказывать психологическую помощь или предлагать "психологические услуги" - это совсем разные вещи >>>

Карта форума

Страницы: 1 2 3

Москва, Неглинная ул., 29/14 стр. 3

Тел.: +7 (925) 517-96-97

Написать письмо

2006—2018 © PsyStatus.ru

Использование материалов сайта | Сотрудничество и реклама на сайте | Библиотека | Форум

Rambler's Top100