Форум
Консультации

Здесь рассказывается о том, что такое психологическая помощь, какой она бывает и когда следует обращаться к специалистам.

О проекте «ПсиСтатус»

В этом разделе мы говорим о смысле и назначении проекта.

Контактная информация

Подробнее об авторах проекта. Адреса, телефоны, карта проезда.

Новая деонтология. Глава 5. Жизнь без декораций

-          Как Дитрих? Я с радостью сделаю все, что нужно.

-          Моя голова болит. Я замучился. Поводите руками надо мной, возможно, это поможет.

Фитцель молча встал, подошел к кровати и, когда Дитрих закрыл глаза, принялся водить руками в воздухе. Быть причастником детских игр, в которые его втягивало безумие Акерманна, было еще сносно.

-          Все, можешь открыть глаза.

Аксель вернулся на свое место, а Дитрих произнес:

-          Ответьте мне на один вопрос – зачем я вообще родился?

-          Ты уже не жалуешь жизнь?

-          Вы все равно этого не поймете. Я не приспособлен к жизни. Горе тому, кто появился на свет существом, по складу души своей обреченным на страдание от множества дилемм, неизбежно встающих перед ним. Знаете же, что бывает с неприспособленными к жизни. Тут есть два выхода, ведущих к одному итогу – или их убивают, или они сами разделываются со своей жизнью, потому что из-за собственной неприспособленности они не выдерживают нагрузок, тех, которые обычный человек порой и не берет во внимание.

-          Да когда же, Дитрих, ты, наконец, скажешь прямо? – Аксель всплеснул руками. – Что тебе нужно?

-          Что мне нужно? – подняв голову и посмотрев в потолок, переспросил Акерманн.

-          Да, - быстро взяв себя в руки, кивнул священник.

Это подтверждение вызвало у Дитриха саркастическую улыбку.

-          Вы недогадливый…

-          Прошу тебя, расскажи мне все, как есть. Неужели тебе не надоело увиливать от таких простых вопросов? Я чувствую, что настало время, когда нам нужна исключительная ясность. Хотя я и понимаю тебя, все же мне хотелось бы, более всего хотелось бы, услышать это из твоих уст.

-          Вам доставляет удовольствие пытать безоружного?

-          Помилуй, Дитрих, ты подумал, что я насмехаюсь или нарочито спрашиваю глупости? Но ты же понимаешь – это не насмешки, не время сейчас веселиться.

-          Вот здесь вы правы, отец Аксель, совершенно правы.

-          Ну, хорошо, если ты не хочешь больше говорить об этом, - пользуясь молчанием Дитриха, проговорил Фитцель, - то я не буду спрашивать.

-          Окажите милость.

-          Ты прав, зачем повторять то, о чем мне известно – это все условности.

-          Но все же вы требуете уточнения этих условностей. Вот это сущее растрачивание времени. Почему для вас, людей, так важны условности – целый искусственный мирок в большом искусственном мире. Но вот может вы, святой отец, еще и живете в естественном мире, поэтому вам я прощаю такую слабость. Пусть она будет – это даже к лицу великим людям.

Аксель улыбнулся и произнес:

-          Ну, уж я-то ничем еще не прославился.

-          Я не упомянул здесь о прославленных людях, я сказал о великих.

-          Такой титул определенно нужно заслужить.

-          Вы заслужили, да.

-          Чем же, Дитрих? – все еще слегка улыбаясь, спросил Фитцель.

-          Пожалуй, вы должны знать. Вы самый плохой актер, каких я когда-либо встречал. Мне, любителю справедливости, это словно мед на душу, как любят некоторые выражаться. А на лицах других вижу одни только театральные маски, - точно сбившись с мысли, которую излагал, Акерманн добавил: – И еще я вам завидую. Вы обитаете в хорошем мире.

-          Дитрих, ты говоришь так странно.

Священник чувствовал, насколько тот отдалился от него: речь стала язвительной, с подозрительным оттенком чопорной официальности вперемежку с наивной или брезгливой насмешкой, доверие ослабело, а, может быть, пропало вовсе. Сознавать эту неминуемую и наконец наставшую перемену было Фитцелю больно.

-          Ты же знаешь, - продолжал он, - что мне не может быть хорошо, пока я чувствую, как… Боже мой, что творится с тобой…

-          Рано ли, поздно ли – вы меня покинете и отправитесь туда, в мир людей, в ваш дружелюбный мир людей, где вам хорошо, а я останусь здесь со своей действительностью. Прискорбно, правда? Вам не удастся меня спасти, потому что мы живем в двух разных мирах, и как бы одному из нас ни хотелось увести другого в свой мир, ничего не получится. Я опять, опять вынужден существовать на периферии жизни! За что, скажите, за что меня прогнали? Вы же священник, вы должны знать.

-          Я должен знать это? Но ты спрашиваешь, а я даже не представляю, что тебе ответить…

-          Как? Вы живете с ними, с людьми, вы знаете самые сокровенные уголки в их душах, они приходят к вам и выкладывают все начистоту…

-          Они приходят не ко мне, они говорят с Господом.

-          Но вы свидетель этого разговора, вы знаете их, как ни кто другой, поэтому я и спрашиваю у вас. За что меня так ненавидят? Нет, постойте, я даже скажу лучше: за что мне это? Если жизнь – великий дар, мне не нужна она, я отказываюсь, если свобода – дар, я прошу отнять ее у меня совершенно – я схожу с ума, когда передо мной встает выбор. Да, да, отец Аксель, это понятие еще знакомо мне! Но я не приспособлен к жизни, к выбору! Мне дали жизнь, но никто не научил меня, как жить! Странная, подлая закономерность, отец, мне оставляют все самое сложное, зная заведомо, что с этим я не справлюсь. А лишить прав так легко, лишить возможности обороняться – еще проще! И из чего это проистекает?

-          Из чего, Дитрих?

-          Ха! Из-за непонимания и неведения. Осознавать порой бывает тяжело и это – их единственное оправдание, - и я не выдерживаю иногда такого груза. Вы можете представить, что лучше, может быть, принять данность, но при этом не пытаться осознать, лучше выбрать, но не задумываться о том, как бы вы жили, если склонились бы к противоположному. Неуемная тяга человечества к удовольствию – вот, что не дает нам покоя, когда мы стоим перед дилеммой. И об этом уже много сказано… Не ставьте передо мной выбора – мне больно.

Акерманн замолчал и принялся тереть рукой глаза. Потом он проговорил:

-          Вы выполняете надлежащим образом свои функции, потому что не разбираетесь в том, что стоит за, по другую сторону теологии. Мои суждения отличаются непоследовательностью?

-          Отнюдь.

В другом-то вы не разбираетесь. Гораздо проще признать существование конкретных догм, которые не нужно доказывать, - они требуют лишь смирения и, если хотите, крохотного логического обоснования, но и его вы можете без труда почерпнуть в таких же книгах, что были после, содержащиеся в коих тезисы вы так же принимаете на веру… Так это легче, нежели оправдывать, допустим, «правильность» норм морали, только не в свете христианского или какого-либо иного религиозного учения. Такое, осмелюсь сказать, было во все времена, поэтому на арену философствования попадали столь часто индивиды, отнюдь не славящиеся наличием у себя

Подписка на рассылку

Статьи по психологии

Пациентам:

О нас

Особенностью нашего подхода и нашей идеологией является ориентация на реальную помощь человеку. Мы хотим помогать клиенту (пациенту) а не просто "консультировать", "проводить психоанализ" или "заниматься психотерапией".

Как известно, каждый специалист имеет за плечами потенциал профессиональных знаний, навыков и умений, в которые он верит сам и предлагает поверить своему клиенту. Иногда, к сожалению, этот потенциал становится для клиента "прокрустовым ложем" в котором он чувствует себя, со всеми своими особенностями и симптомами, не уместным, не понятым, не нужным. Клиент,  даже, может почувствовать себя лишним на приеме у специалиста, который слишком увлечен собой и своими представлениями. Оказывать психологическую помощь или предлагать "психологические услуги" - это совсем разные вещи >>>

Сообщения форума

Карта форума

Страницы: 1 2 3

Москва, Неглинная ул., 29/14 стр. 3

Тел.: +7 (925) 517-96-97

Написать письмо

2006—2018 © PsyStatus.ru

Использование материалов сайта | Сотрудничество и реклама на сайте | Библиотека | Форум

Rambler's Top100