Форум
Консультации

Здесь рассказывается о том, что такое психологическая помощь, какой она бывает и когда следует обращаться к специалистам.

О проекте «ПсиСтатус»

В этом разделе мы говорим о смысле и назначении проекта.

Контактная информация

Подробнее об авторах проекта. Адреса, телефоны, карта проезда.

Новая деонтология. Глава 5. Жизнь без декораций

-          Вы не привыкли жить в таких местах? – вдруг спросила Ангелика.

-          В каких?

-          Тихих.

-          Да, я здесь чахну. И климат тут далеко не южный.

Сильный порыв ветра заставил девушку схватиться за поля шляпы.

-          Смотрите, какой пейзаж. Без декораций, - произнесла она.

-          У вас чутье настоящего художника. Удивительно, как вы еще не снискали восхищения в соответствующих кругах!

-          Здесь просто не на что смотреть, - не обратив внимания на восторженный отзыв Пауля, продолжала Ангелика. – Вот уберите стены домов, деревья. Вы видите?

-          Стены домов? Тогда мы с вами станем подсматривать за чужими жизнями, за последним, что осталось сокровенного в этом мире.

-          Даже публичные наказания всегда приводили людей в ужас, но вместе с тем в состояние оживленного восхищения. Мы нечестны по отношению друг к другу. Подсматриваем, как только возникает возможность.

-          А как вам публичное покаяние? – непонятно почему спросил Пауль.

-          Это справедливо – только и всего.

Габен с опаской посмотрел на свою спутницу. Несколько дней подряд он мучительно обдумывал одну идею. Он думал, что, быть может, пришло время и ему покаяться. Разговоры с Ангеликой не могли не возродить в его уме дурные предчувствия, и вместе с тем ему хотелось навсегда распрощаться с той жизнью, что он вел: уехать в Заальфельд и никогда больше, даже в мыслях, не возвращаться к своему прежнему гнетущему существованию. Пауль желал положить конец глупому потаканию безумствам Акерманна, забыть о нем, выбросить ключи от его дома и вернуться туда, где мог бы всегда рассчитывать на прощение – он почувствовал себя бесчестным человеком, и это чувство ему понравилось. «Да, я ужасен, - думал Габен, - но разве не унижался я год за годом? И все это ради честного слова, обещания заботиться о том, кому менее всего нужна эта забота!» Столь незамысловатая аксиома объясняла Паулю все причины, которые обязывали его терпеть Дитриха.

-          Вы это правильно сказали, - ответил он на слова девушки. – Публичное покаяние способно уничтожить в человеке склонность сомневаться в своих силах, в способностях отвернуться от предложенного плода искушения, а к тому же, имеет власть и обострять совестливость. Это понятно и это справедливо.

Когда они подошли к часовне, Пауль предложил идти обратно, заметив, что с минуты на минуту должен пойти дождь. Ангелика думала о сестре и почти не слышала того, что говорил Габен.

В это время Иветта, пользуясь тем, что осталась одна, отправилась к Акерманну. Каждый раз, когда госпожа Штернхаген виделась с ним, она не знала, чего ожидать от их встречи, ибо успела понять, на какие непредсказуемые поступки способен тот, не говоря уже о его странных высказываниях, обращенных к своей новой знакомой. Предварительно справившись о состоянии Акерманна у открывшей дверь служанки, Иветта, дождавшись, пока та сообщила хозяину дома о ее визите, поднялась на второй этаж.

Дитрих, выражая полное пренебрежение происходившим вокруг, сидел на стуле и пялился на стену.

-          Добрый день, господин Акерманн…

-          Добрый день. Проходите.

Он попросил Иветту подойти ближе. В ее взгляде не было и намека на милосердие. Потом Дитрих встал, взял женщину за руку, подвел к большому красивому дивану и предложил располагаться: разговор, смекнула госпожа Штернхаген, предстоял длинный.

-          Я рад вас видеть, - добавил он, устроившись на кровати. – Вы не будете против?

-          Нет, нет, как вам удобно…

-          Простите меня, я плохо себя чувствую. Боюсь, надолго меня не хватит.

Он произнес это так, словно хотел подготовить девушку к чему-то важному, что должен был сказать. Иветта покорно кивнула, давая понять, что предоставляет ему право начать разговор.

-          Ах, если бы вы посещали меня, ну, скажем раз или два в неделю, это было бы необременительно, а, напротив, совершенно прекрасно. Скажите, вы ведь, как и я, думали об этой возможности? – невероятно медленно протянул Дитрих.

-          Лучше поговорим о вас, господин Акерманн.

-          Вы только посмотрите на них! Приходят ко мне, допрашивают, вот нелепость! Ну да Бог с вами. Сегодня я чувствую себя больным и ни на что не годным.

-          Вам не следует принимать столько порошков, - быстро, поняв причину неестественной флегматичности Дитриха, произнесла Иветта.

«Может ли что толковое выйти из ее уст?» - задался вопросом он и ответил:

-          Я обнищал до неприличия и мне нечего вам преподнести, - задумавшись, сказал Акерманн, но потом добавил: – Разве только послушаете, что пришло мне на ум минутой раньше.

-          Если мне нужно это знать, то расскажите.

-          Помилуйте, кому сейчас нужно непрактическое умствование? Им сейчас даже пренебрегают.

-          Я не могу пренебрегать тем, в чем не сильна.

-          Почему же, кажется, это суть отличный повод выставить свое мышление в лучшем свете, чем тот, какого оно заслуживает.

-          Так говорят льстецы или те, кто не имеет и этого – собственного суждения.

-          Вы обманываете меня, дорогая Иветта, - улыбаясь, произнес Дитрих.

-          К чему мне врать? Да еще врать вам, господин Акерманн, - фрау Штернхаген решила подкупить его честолюбие.

-          Чтобы доставить мне удовольствие или снискать особое расположение, - прищурившись, ответил он.

-          Вы думаете, я на это пойду?

-          Не стоит идеализировать свою гордость, иначе вы рискуете полюбить порок.

-          Разве мало сейчас людей, согласившихся на такую любовь?

-          Это злая шутка человеческой природы…

-          Что вы имеете в виду?

Нам сказали однажды, что человек любит прекрасное и ненавидит безобразное, многие и доныне так думают. Но великий парадокс заключен в темнице его же души, ибо человек уродлив перед своим лицом, противен сам себе и кричит: «Я не достоин жизни. О мерзкое малодушие! О подлая зависть! О бестолковая любовь к славе!» И при всем этом, сознавая это безобразие, всю мерзость своего подленького естества, он продолжает холить себя, он любит себя. Самолюбие нынче названо грехом и пороком, оно осуждено и попрано многими из тех, кто входит в когорту праведников, но человек все же

Подписка на рассылку

Статьи по психологии

Пациентам:

О нас

Особенностью нашего подхода и нашей идеологией является ориентация на реальную помощь человеку. Мы хотим помогать клиенту (пациенту) а не просто "консультировать", "проводить психоанализ" или "заниматься психотерапией".

Как известно, каждый специалист имеет за плечами потенциал профессиональных знаний, навыков и умений, в которые он верит сам и предлагает поверить своему клиенту. Иногда, к сожалению, этот потенциал становится для клиента "прокрустовым ложем" в котором он чувствует себя, со всеми своими особенностями и симптомами, не уместным, не понятым, не нужным. Клиент,  даже, может почувствовать себя лишним на приеме у специалиста, который слишком увлечен собой и своими представлениями. Оказывать психологическую помощь или предлагать "психологические услуги" - это совсем разные вещи >>>

Сообщения форума

Карта форума

Страницы: 1 2 3

Москва, Неглинная ул., 29/14 стр. 3

Тел.: +7 (925) 517-96-97

Написать письмо

2006—2018 © PsyStatus.ru

Использование материалов сайта | Сотрудничество и реклама на сайте | Библиотека | Форум

Rambler's Top100