Форум
Консультации

Здесь рассказывается о том, что такое психологическая помощь, какой она бывает и когда следует обращаться к специалистам.

О проекте «ПсиСтатус»

В этом разделе мы говорим о смысле и назначении проекта.

Контактная информация

Подробнее об авторах проекта. Адреса, телефоны, карта проезда.

Новая деонтология. Глава 2. Оправдание Акерманна

тяжелый характер Дитриха, до неузнаваемости изменившийся за годы болезни, Габен оставлял прерогативу частых бесед с ним доктору Цвиллеру.

Гостиная оказалась пуста. На круглом столе, накрытом красной скатертью, посередине лежал листок бумаги, перо, а рядом на серебряной подставке стояла чернильница. Дитрих взглянул на белую бумагу. Покрутив лист в руках и, убедившись, что с обратной стороны тоже ничего нет, он положил его на место. Стоя и медленно соображая, он посмотрел себе под ноги, потом нагнулся и принялся собирать с пола пшеничные зерна, очевидно, по неосторожности рассыпанные служанкой. Некоторые из них находились под столом, и Акерманн, полез под него, считая в уме каждое поднятое зерно.

-          Посмотрите, разве это не человек? - молвил Голос, часто обращавшийся к Дитриху, и часто пугающий несчастного.

Он интуитивно прислушался, хотя отчетливо слышал слова, возникающие из ниоткуда, и проговорил:

-          Меня лишили естественных прав, и они еще жаждут покорности, хвалясь своей разумностью, но она им не к лицу, ибо делает их высокомерными.

Падал мокрый снег, залетающий в открытые окна. Когда Пауль спустился вниз, чтобы проверить, везде ли закрыты ставни, он с удивлением увидел на столе аккуратно сложенную крохотную горку зерен пшеницы. Ему показалось, что Акерманн где-то рядом, и он с подозрение огляделся. Пройдя несколько шагов от двери, ведущей в коридор, по направлению к большим напольным часам, перенесенным сюда из спальни Дитриха, он действительно увидел того, сидевшего на стуле за шкафом, с опущенной головой и дрожащими руками.

-           Что с тобой? – задал свой излюбленный вопрос Пауль.

На мгновение его голос показался Акерманну таким, каким был прежде, когда он еще не тяготился жизнью и чувствовал себя поэтом-освободителем, ставил пьески и разыгрывал их на свой страх и риск прямо на паперти перед церковью. Но это было во времена, когда он питал уважение к Дитриху, когда они именовались лучшими друзьями, а нрав Габена отличался милосердием, добродушием и простотой ребенка.

-          Кто там приехал? – спросил Акерманн.

-          Где?

-          Там кто-то приехал. Говорю тебе, кто-то. Дом на углу. Разве ты не видел?

-          А, это? Вероятно, какие-нибудь иностранцы, может быть французы, может быть беглецы.

-          С чего ты взял?

Тут в дверь постучали. Дитрих замолчал.

-          Я сейчас, подожди, пожалуйста.

«Ах, если бы он всегда был таким! Немного милосердия, господа. Я устал вымаливать его по каплям». Пауль вышел в небольшой холл, открыл и увидел перед собой незнакомого мужчину, с порога протянувшего руку.

-          Кого вам угодно?

-          Позвольте представиться. Рихард Штернхаген, врач.

-          Вам что-то нужно, господин Штернхаген? – с подозрением спросил Пауль, заметив стоявшую на лестнице позади гостя девушку в черном платье.

-          Вы хозяин этого дома?

-          Допустим.

-          Я не имею ни малейшего желания вмешиваться в вашу жизнь, - начал мужчина, крутя в руке трость, - но хотел лишь сказать, чтобы вы впредь воздерживались от подобных непозволительных действий.

Пауль слегка улыбнулся, услышав эти слова. Молодая дама подошла к господину Штернхагену, и он взял ее под руку.

-          Мне очень жаль, - продолжал тот, - что наше знакомство начинается со столь неприятного разговора.

Рихард оторвал взгляд от глаз Габена, который так и усмехался ему в лицо.

-          Простите, чем обязан? – послышался сзади учтивый голос Дитриха, и Пауль вздрогнул от неожиданности.

Обернувшись, он с нескрываемой злобой глянул на друга.

-          Ты можешь идти, Пауль. Я сам поговорю с уважаемым господином Штернвагеном. Верно?

-          Штернхагеном, - елейным голоском поправил его мужчина.

-          Ох, простите. Чем могу служить?

-          Так это вы хозяин дома? – смутившись, спросил Рихард.

Пауль отошел в сторону и встал таким образом, что дверь скрывала его от глаз Рихарда и девушки, сокрушенно качая головой.

-          Да. Меня зовут Дитрих Акерманн. Вы говорили с господином Габеном, - все это он выговаривал медленно, спокойно, точно желая потянуть время. – Я живу здесь три года – так мне говорят, по крайней мере. Вы как думается, приехали сегодня?

Поток информации от нового знакомого, мигом показавшегося Рихарду не в меру разговорчивым, еще больше удивил его, а девушка еле заметно иронично улыбнулась, кивая.

-          Иветта Штернхаген, - представилась она.

Дитрих протянул ей руку, и она позволила ему поцеловать свою.

-          Мне очень приятно иметь с вами знакомство, - мягко произнес он, глядя ей в глаза.

Взгляд этот не отличался искренностью, но выражал нечто среднее между учтивой покорностью, недоверчивостью и самоуверенностью. Тут вмешался Рихард.

-          Вы, верно, слышали наш разговор с господином Габеном. Мне не хотелось бы вновь возвращаться к нему…

-          Ах, да… это. Прошу простить меня. Простите, фрау Штернхаген. – он опять наклонился и поцеловал девушке руку, заставив ее смутиться. – Чудно. Чем я могу изгладить свою вину?

Излишняя манерность этого человека, от которой, однако, веяло почти что нахальностью, заставила Иветту краснеть. Она отвечала без слов. Рихард, молча наблюдавший за этой сценой, вновь произнес:

-          Раз уж мы с вами, господин Акерманн, разобрались с этим делом, то вы, быть может, зайдете к нам на днях забрать вашу замечательную книгу? Надо признать, у вас отличный вкус…

Господин Штернхаген казался человеком простодушным, но непогрешимая интуиция Дитриха, привыкшего во всем сомневаться, говорила, что ему нельзя верить. Тем не менее, немного помешкав, он согласился:

-          Если вам будет удобно, я зайду завтра до полудня.

-          Да, думаю, нам это вполне подходит.

-          Но, естественно, - засомневался Дитрих, - это дело вашей личной доброты: следует поступать по-христиански, так ведь говорят… Вы христианин? Если я кажусь вам недостойным, не до…

-          Ради Бога, господин Акерманн! Не волнуйтесь из-за этого и не думайте об этом, - перебил его Рихард.

Дитрих на секунду опустил глаза, потом вновь взглянул на Иветту и произнес:

Подписка на рассылку

Статьи по психологии

Пациентам:

О нас

Особенностью нашего подхода и нашей идеологией является ориентация на реальную помощь человеку. Мы хотим помогать клиенту (пациенту) а не просто "консультировать", "проводить психоанализ" или "заниматься психотерапией".

Как известно, каждый специалист имеет за плечами потенциал профессиональных знаний, навыков и умений, в которые он верит сам и предлагает поверить своему клиенту. Иногда, к сожалению, этот потенциал становится для клиента "прокрустовым ложем" в котором он чувствует себя, со всеми своими особенностями и симптомами, не уместным, не понятым, не нужным. Клиент,  даже, может почувствовать себя лишним на приеме у специалиста, который слишком увлечен собой и своими представлениями. Оказывать психологическую помощь или предлагать "психологические услуги" - это совсем разные вещи >>>

Сообщения форума

Карта форума

Страницы: 1 2 3

Москва, Неглинная ул., 29/14 стр. 3

Тел.: +7 (925) 517-96-97

Написать письмо

2006—2018 © PsyStatus.ru

Использование материалов сайта | Сотрудничество и реклама на сайте | Библиотека | Форум

Rambler's Top100