Предыдущее посещение: Текущее время: 17 июл 2019, 03:59




Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Может ли домашняя кошка воспитывать дикого котенка?
СообщениеДобавлено: 14 мар 2010, 20:58 
СуперАдминистратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 12 фев 2010, 14:29
Сообщения: 480
Откуда: Москва
В психодраматической семейной игровой терапии дети и родители могут не только изображать и осваивать свою реальность, но и с помощью терапевта обращаться к тем своим силам и ресурсам, которые участвуют в решении проблемы и помогают семье самоисцелиться. Задавая в процессе игры соответствующие вопросы, мы можем узнать, как видят участники терапии решение той или иной проблемы.

Психодраматические символические игры запускают поисковые процессы, приводят в движение фантазию, служат источником новых идей и увеличивают тем самым свободу действий. Решения-гипотезы, рождающиеся в игре, прерывают автоматически протекающие ригидные образцы взаимодействия и активизируют ресурсы семьи. Так как игра связывает вместе напряженные внутренние образы и эмоции, это может привести к глубоким изменениям в восприятии и переживании.

В некоторых семьях родители, рассказывая о проблемах, связанных с детьми, склонны к многословию и интеллектуализации своих переживаний или же отзываются о детях только в негативном ключе. В таких случаях игровой уровень терапевтической работы предоставляет семье большую свободу действий в ситуациях, застрявших на мертвой точке, и пробуждает надежду на изменение.

Иногда родители отзываются о ребенке очень жестко и однозначно, приписывая ему застывшие и неизменные качества. В таких случаях у ребенка мало шансов высвободиться из этих оков раз и навсегда зафиксированных оценок. Поэтому нам сначала нужно попытаться изменить качество взаимоотношений членов семьи, внести поправки в оценки, ожидания и надежды, стоящие на пути необходимых изменений. Зачастую процесс изменения тормозят обиды родителей из-за не оправдавшихся ожиданий по поводу детей, а также чувство своей несостоятельности в роли родителя. Намечающиеся улучшения воспринимаются родителями как обесценивание их собственных самостоятельных стараний. В таких ситуациях именно совместная игра взрослых и детей облегчает преобразование отношений в семье.

Пример
Родители — научные работники, склонные к интеллектуализированию, пришли на консультацию с 9-летней дочкой Анной. В очень мягкой, характерной для них манере они рассказали, что дома девочка агрессивна, требовательна и не поддается никакому воспитательному воздействию, чем они очень обеспокоены. Ранее родители уже пытались получить психологическую помощь, но, оказавшись в конфронтации с психологом, прервали консультирование. Поводом к конфронтации послужило указание психолога на их неготовность установить для своей дочери подобающие границы. Чтобы избежать подобной патовой ситуации, мы в начале консультации сразу предложили семье игровую терапию. Анна тотчас с радостью согласилась, родители были настроены скорее скептически, но все же решили попробовать.

Сначала я рассказал семье, как мы будем действовать: Анна должна предложить историю, которую родители могут принять или же изменить. Затем каждый из них выберет свою роль в истории. Роли терапевтов тоже определяются членами семьи.

Анна очень быстро находит подходящую историю, она хочет играть в «Животных на ферме». Как будто она — дикий котенок, но все думают, что она совершенно обычная домашняя кошка. Мать выбирает себе роль старой домашней кошки, которая много времени проводит на печи, отец хочет быть ежиком в лесу. Анна предлагает (и родители с ней соглашаются), чтобы моя коллега фрау Шультхайс и я были фермерами.
После построения декораций, которое помогает родителям разогреться для игры, мать в роли домашней кошки ложится на печь, а отец в роли ежика уходит в лес и сворачивается там в клубок.

Анна-котенок сначала пытается вступить в контакт с ежиком, но он остается свернутым в клубок, несмотря на все старания дикого котенка. Потом Анна начинает нападать на домашнюю кошку, но та тоже хочет, чтобы ее оставили в покое, и отталкивает котенка.
Мы в роли фермеров, используя метод «отзеркаливания», вслух описываем, что мы видим, и задаем себе вопрос: «Почему животные не хотят играть с маленьким котенком? Может быть, из-за того, что он для них слишком дикий?»

Тут этот дикий котенок подходит к нам, ложится на наш обеденный стол, скидывая всю посуду на пол, а когда мы хотим его согнать, кусает и царапает нас. В отличие от родителей, говорящих очень мягко и тихо, мы сильно раздражаемся и ругаемся, недовольные, что наша хорошая еда теперь лежит на полу. Анна явно наслаждается тем, как мы нервничаем.

Мы удивляемся тому, что этот котенок не обращает внимания на наши запреты: «Другие котята быстро поджимают хвост и слушаются нас, когда мы становимся строгими!»
Анна в ответ на эти слова провоцирует нас еще сильнее. Она прыгает на клумбу фермерши, вырывает все цветы, потом ложится на нашу кровать и какает на нее.
Мы ужасаемся необузданному поведению котенка: «Прежде нам удавалось научить порядку всех животных, живущих на ферме, а с этим котенком все наши обычные меры оказываются бесполезны! Может быть, кошка вместе с каким-нибудь котом сможет воспитать котенка? Но, к сожалению, сейчас у нас поблизости есть только ежик!»

Так как ни Анна, ни родители никак не реагируют на это предложение, мы прибегаем к интервенции при помощи исследующего дублирования. Мы решаем позвонить эксперту-специалисту по животным и попросить у него совета. Фермерша звонит и просит о помощи. Я изменяю роль и прихожу на ферму как эксперт. Потом, ненадолго выйдя из этой роли, я как ведущий игры спрашиваю Анну: «Что бы посоветовал фермерам эксперт?»
Девочка дает мне указание: «Он должен сказать, что этот котенок не домашний, а дикий. А дикие кошки не поддаются дрессировке! С этим не справятся ни фермеры, ни домашняя кошка».

В роли эксперта я разъясняю фермерше истинную природу котенка и указываю на то, что дикие кошки привыкли жить в дикой местности и поэтому не знают правил поведения на ферме: «С ними нельзя обходиться так же, как с домашними кошками. Тут не годятся обычные меры. И нет ничего удивительного в том, что ежик и домашняя кошка пугаются котенка и прячутся от него!»
Я снова как ведущий игры обращаюсь к Анне: «Что эксперт мог бы посоветовать фермерше?»
Анна спонтанно отвечает: «Он советует фермерше, что котенка должна воспитывать дикая кошка-мать».
Я спрашиваю, кто в нашей игре должен стать дикой кошкой-матерью, и девочка отвечает: «Мама».
Я снова вхожу в роль эксперта и говорю фермерше: «Если вы хотите прекратить хаос на ферме, непременно найдите в лесу дикую кошку и принесите ее домой».
Как ведущий игры я спрашиваю мать, готова ли она взять на себя роль дикой кошки. Мать выражает свою готовность, и я в роли фермера иду в лес, заманиваю кошку в ловушку и приношу ее на ферму. Анна в роли дикого котенка радостно прыгает на дикую кошку-мать и начинает с ней возиться. Новая роль дает матери возможность активнее проявлять себя, и движения женщины становятся все сильнее и энергичнее. Она борется с котенком и, шипя и толкаясь, учит его соблюдать границы. С сияющими глазами Анна принимает такое «воспитание».
Мы в роли фермеров радуемся, что наконец нашли кошку, которая может установить необходимые границы для этого котенка. «Эксперт все же оказался прав! — говорим мы. — Диких котят должны воспитывать только дикие кошки. Домашние кошки для них просто чересчур мягкие и нерешительные!»
Отец в роли ежика с большим интересом наблюдает за всем происходящим, но не вступает в игру.

Во время «заключительного круга» мы еще раз подтвердили матери, что она, войдя в роль дикой кошки, смогла установить для котенка границы, и подчеркнули, что диким котятам, по сравнению с домашними, требуются такие матери и отцы, которые более энергично и хватко берутся за воспитание. Давая обратную связь, мать сказала, что существование в образе дикой кошки далось ей нелегко: «Это требовало от меня большой затраты сил. Роль домашней кошки понравилось мне намного больше!» Отец охарактеризовал свою роль как вполне подходящую для него: «Я ведь нахожусь большую часть времени вне дома, и многое просто проходит мимо меня!»

Для того чтобы отец активнее включился в жизнь семьи, мы предложили ему поддерживать и подбадривать мать, помогая ей мобилизовывать в себе необходимую энергию для пребывания в образе дикой кошки. Анна была воодушевлена игрой и непременно хотела, чтобы родители принимали участие и в последующих играх.

Во время игры девочка отчетливо показала, что у нее отсутствует способность к адаптации и умение согласовывать свои действия с действиями других участников. Налицо была также несовместимость темпераментов членов семьи: ожидания и воспитательные воздействия родителей не соответствовали темпераменту Анны, что приводило к столкновениям и другим негативным последствиям. На этой сессии мать смогла разрешить себе проявить свою «дикую», активную часть, которую прежде (также и во время консультирования с предыдущим психологом) отвергала. Образ дикой кошки был для всех настолько эмоционально убедителен, что мы и дальше могли использовать его в работе.

Айхингер А., Холл В.

 
 
Хотите разместить эту статью на своем сайте?


_________________
Психологические консультации в Москве. Здесь вам всегда помогут!


Вернуться к началу
Не в сети Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 



Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Реклама

Реклама


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:

 
 
 
 
 
 
Перейти:  
cron
 
Rambler's Top100
 
2006—2015 © PsyStatus.ru