Форум
Консультации

Здесь рассказывается о том, что такое психологическая помощь, какой она бывает и когда следует обращаться к специалистам.

О проекте «ПсиСтатус»

В этом разделе мы говорим о смысле и назначении проекта.

Контактная информация

Подробнее об авторах проекта. Адреса, телефоны, карта проезда.

Психоанализ М. Балинта. Происхождение межчеловеческих отношений

Взгляд Боулби

По мнению Боулби, существует пять врожденных реакций, которые «составляют поведение (младенца), направленное на установление связи, а именно сосание, цепляние, следование, плач и смех», причем плач и смех «служат в первую очередь активации материнского поведения», то есть «являются социальными триггерами материнских инстинктивных реакций». Боулби, «выдвигая гипотезу о парциальных инстинктивных реакциях, прежде всего, опирался на работы этологической школы и ее исследования поведения животных». «В соответствии с этим основная модель инстинктивного поведения... представляет собой единицу, специфический для видов способ поведения (или инстинктивные реакции), в котором преобладает два комплексных механизма: один из них контролирует активацию, другой — завершение».

Помимо прочего, Боулби приводит в качестве примера «реакцию плача у человеческого младенца», которая, по его мнению, «вероятно, может завершаться не только получением пищи, но и другими, связанными с присутствием матери раздражителями; они, пожалуй, изначально имеют тактильную и кинестетическую природу». Весь опыт показывает, «что младенцы часто плачут, и не испытывая голода, и что этот плач можно успокоить поглаживанием, покачиванием, а позднее также человеческим голосом. Таким способом мать создает завершающие раздражители для реакции плача. Эти стимулы можно также охарактеризовать метким выражением «социальные подавители». За двадцать один год до Боулби Балинт писал: «Является общеизвестным фактом, что новорожденный в первые недели плачет намного больше, чем в дальнейшем. Если такого плачущего ребенка взять на руки, то часто бывает так, что он прекращает плакать; но если его снова положить в кроватку, он опять начинает плакать.

Для объяснения этого повседневного опыта привлекались самые фантастические гипотезы, например, что мать служит защитой от возможного усиления инстинктивных импульсов и т. д., но только не тот наивный факт, что речь здесь идет о желании телесного контакта. Признание такого желания означало бы признание существования объектных отношений, но тем самым была бы поставлена под сомнение гипотеза о первичном нарциссизме». Весьма примечательно, что и Балинт, и Боулби на примере плачущего младенца и отвечающей телесным контактом матери демонстрируют взаимность первичной объектной любви, или связи между матерью и ребенком. Плач является единственным социальным триггером, или, другими словами, единственной способностью, которой располагает новорожденный, чтобы привлечь внимание матери к своим первичным желаниям любви и установить с нею «диалог».

Примечательно, что писк утенка, который зовет свою мать, называется «свистом одиночества» или «плачем». Мать-утка отвечает на зов о помощи и «хотя ведущий тон ее голоса полностью отличается от плача утенка, он, словно ключ к замку, подходит к аффекту детеныша, а аффект детеныша — к ее собственному. Оба аффекта входят в зацепление друг с другом во взаимной интеракции», — пишет Шпиц, который считает, что этот диалог «в ходе развития заменяет согревающую близость, первичную безопасность, которая исходит от птицы, высиживающей птенцов». Постоянно подчеркиваемую Балинтом взаимную отнесенность матери и ребенка можно со всей отчетливостью обнаружить уже в отношениях между утенком и уткой.

Недостаток взаимности в отношениях между матерью и ребенком, этот недостаток «соответствия» между ребенком и теми людьми из которых состоит его окружение, ведущий у человеческою ребенка к базисному нарушению, имеет аналогичные последствия и у детенышей животных, высокоразвитых в социальном отношении. Наиболее убедительным примером этого является, пожалуй, многолетнее исследование Харлоу, «которому он дал название «Природа любви». Харлоу заменил матерей макак-резусов суррогатами из проволоки и махровой ткани, то есть неживыми объектами», которые хотя и обеспечивали пищей, но с ними нельзя было установить никаких объектных отношений. Дефиитарные явления и неправильное развитие, которые можно было наблюдать у макак, «если суммировать, являются следующими: обезьяны, у которых была заменена мать, не могли ни играть, ни развивать социальные отношения.

Они подвергались неконтролируемым приступам страха и вспышкам бурного возбуждения, враждебности и разрушительной ярости. Взрослые животные не вступали в сексуальные отношения, вообще не проявляли никакого сексуального интереса». Шпиц считает, что «недостаток взаимности между суррогатом матери и детенышем резуса» и оказал «столь деструктивное влияние на развитие» обезьян. Согласно Балинту, «фаза» первичных объектных отношений является «неизбежной и необходимой ступенью психического развития. Все последующие отношения можно вывести из нее».

В отношении большинства специфических для видов форм поведения этологи показали, что они «могут активироваться только при наличии определенных внешних условий». Другими словами, «диалог» между матерью и ребенком, самые ранние объектные отношения, является у людей, как и у приматов, непременным условием для того, чтобы они смогли развиться в социальные существа, научились любить. Джейн ван Лавик-Гуделл, которая на протяжении десяти лет наблюдала поведение диких шимпанзе в Западной Африке, подробно описывает отношения между матерью и детенышем шимпанзе и делает вывод, что «растущий детеныш шимпанзе, в удивительной степени... зависит от своей матери». «Кто бы подумал, — пишет она, — что трехлетний шимпанзе может умереть, потеряв свою мать, что пятилетний детеныш шимпанзе по-прежнему сосет молоко из груди своей матери и может спать вместе с нею в гнезде, что зрелый самец в возрасте примерно восемнадцати лет большую часть своего времени по-прежнему проводит в сопровождении своей старой матери?

Согласно всему, что мы теперь знаем, представляется, что большинство живущих на свободе матерей шимпанзе очень умелы в воспитании своих детенышей. Вместе с тем мы узнали, что недостаточность материнской заботы может иметь серьезные последствия для детей шимпанзе». Останавливаясь на отношении к своему собственному ребенку, она рассказывает: «Когда он еще был крохотным младенцем, я провела несколько месяцев в Гомбе. Это обстоятельство заставило меня смотреть на то, как обращаются матери шимпанзе со своими детенышами, другими глазами. Многие их методы сразу произвели на меня и на Хуго большое впечатление, и мы решили применить некоторые из них при воспитании нашего собственного ребенка. Во-первых, мы стали обращать внимание на то, чтобы наш сын всегда ощущал телесный контакт и любовь, и мы часто играли с ним. В течение года он получал грудь — причем в основном тогда, когда требовал ее сам. Никогда не бывало так, чтобы мы оставляли его плачущим в колыбели. Кроме того, мы никогда не оставляли его одного — куда бы мы ни пошли, мы всегда брали его с собой, а потому его отношение к родителям оставалось практически неизменным, хотя окружение часто менялось.

Если мы его и наказывали, то всегда вскоре успокаивали физическим прикосновением, и пока он был маленьким, пытались его отвлечь, а не просто запрещали ему делать что-либо неположенное. Когда он стал старше, разумеется, приходилось все чаще изменять методы, которым мы научились у шимпанзе... ведь все-таки мы имели дело не с детенышем шимпанзе. Тем не менее... мы продолжали постоянно брать его с собой, а также успокаивать и подбадривать его благодаря частому телесному и душевному контакту. Был ли наш метод воспитания эффективным? Мы можем лишь констатировать, что сегодня — в возрасте трех лет — он является послушным, очень смышленым и живым ребенком, что он одинаково хорошо ладит с другими детьми и взрослыми, что он достаточно смел и всегда учитывает интересы других. Кроме того, он необычайно независим».

Хотите разместить эту статью на своем сайте?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Подписка на рассылку

Статьи по психологии

Пациентам:

О нас

Особенностью нашего подхода и нашей идеологией является ориентация на реальную помощь человеку. Мы хотим помогать клиенту (пациенту) а не просто "консультировать", "проводить психоанализ" или "заниматься психотерапией".

Как известно, каждый специалист имеет за плечами потенциал профессиональных знаний, навыков и умений, в которые он верит сам и предлагает поверить своему клиенту. Иногда, к сожалению, этот потенциал становится для клиента "прокрустовым ложем" в котором он чувствует себя, со всеми своими особенностями и симптомами, не уместным, не понятым, не нужным. Клиент,  даже, может почувствовать себя лишним на приеме у специалиста, который слишком увлечен собой и своими представлениями. Оказывать психологическую помощь или предлагать "психологические услуги" - это совсем разные вещи >>>

Карта форума

Страницы: 1 2 3

Москва, Неглинная ул., 29/14 стр. 3

Тел.: +7 (925) 517-96-97

Написать письмо

2006—2018 © PsyStatus.ru

Использование материалов сайта | Сотрудничество и реклама на сайте | Библиотека | Форум

Rambler's Top100