Форум
Консультации

Здесь рассказывается о том, что такое психологическая помощь, какой она бывает и когда следует обращаться к специалистам.

О проекте «ПсиСтатус»

В этом разделе мы говорим о смысле и назначении проекта.

Контактная информация

Подробнее об авторах проекта. Адреса, телефоны, карта проезда.

Психоанализ М. Балинта. Происхождение межчеловеческих отношений

Объектная любовь

Следуя Ференци, Микаэл и Алиса Балинт используют вначале понятие «пассивной объектной любви» для обозначения самых ранних объектных отношений. В 1937 году Микаэл Балинт вводит понятие «первичной, или примитивной, объектной любви», а в 1939 году Алиса Балинт пишет: «Позднее я думала — частично под влиянием мыслей М. Балинта о «новом начале», в которых он делает акцент на активности детского поведения, частично под влиянием данных Германна о потребности в цепляний, — что выражение 'пассивный' не совсем годится для обозначения отношений, в которых столь явно главную роль играют активные тенденции, например потребность цепляться. С тех пор вместо понятия пассивной объектной любви я употребляю в основном термины «архаичные, или первичные, объектные отношения» («объектная любовь»).

В 1935 году Балинт характеризует первичную объектную любовь следующим образом: «Она почти целиком имеет пассивный характер. Данный человек не любит, а желает быть любимым. Это пассивное желание, без сомнения, является сексуальным, либидинозным». Однако «пассивный» означает здесь лишь одностороннюю любовь ребенка, а не поведение, когда его желания остаются неудовлетворенными. «Требование, чтобы эти желания были удовлетворены окружением, — утверждает Балинт, — очень часто выражается крайне резко, с огромными затратами энергии, чуть ли не как в случае влечения к самосохранению... Неудовлетворенность вызывает бурные реакции, а удовлетворение, наоборот, лишь спокойное ощущение благополучия».

Это бурное требование ребенка неправильно понималось как воспитателями, так и психоаналитиками, причем двояким образом. Вместо того, чтобы понимать его как реакцию на фрустрацию, оно «истолковывалось как признак агрессии, даже врожденного садизма», и, кроме того, «смешивались форма проявления и цель влечения... и я сам был жертвой этого заблуждения, — пишет Балинт, — пока не понял, что бурно выражаемые желания в период нового начала следует понимать как нормальные, а страстно желанные цели — наоборот, как знаки предостережения».

Балинт проводит различие между пассивной объектной любовью с ее «нежной сексуальной целью» и активной объектной любовью с ее «генитально-чувственной сексуальной целью», и связывает эти две формы объектной любви с соответствующими формами нежности. По его мнению, в психоаналитических исследованиях, следуя Фрейду, «нежность понималась как сдержанная в отношении цели эротика. То есть взрослый человек, по существу, хочет чувственно любить, но не может себе позволить полного достижения этой цели влечения... Это описание является правомерным лишь по отношению к фактам активной нежности, но оно совершенно не поднимает вопрос, почему эти сдержанные в отношении цели формы любви нужны реципиенту, партнеру, и почему он даже получает от них удовольствие». Ответ заключается в том, «что такие требования, такие способы удовлетворения существовали всю жизнь и что с самого детства их целью всегда были любовные отношения».

Первичное желание любви существует всю жизнь; развитие пассивной объектной любви в активную не означает, что одна форма любви просто сменяется другой формой. Здесь важно не упустить из виду разделение Балинтом объектной любви и сексуальной цели, или формы сексуального удовлетворения. Нежность в отношениях между взрослыми людьми не всегда следует понимать как сдержанную в отношении цели эротику. Она может пониматься просто как желание ласки или как привязанность к человеку, который способен помочь. Эта форма нежности, которая всегда содержит в себе нечто детское, никогда не выходит за уровень предудовольствия — это относится также ко всем другим переживаниям удовлетворения при первичной объектной любви, — и я бы назвала ее в духе Балинта, который не дал ей собственного названия, «первичной нежностью», противопоставляя ее «активной нежности».

Насколько бурно выражаются требования первичной любви у ребенка и у ребенка в пациенте в аналитической ситуации, проистекающие из либидинозной зависимости ребенка, а также зависимости пациента от объекта, из невозможности удовлетворить эту потребность собственными силами («аутоэротическое, нарциссическое удовлетворение здесь невозможно»), настолько же спокойным является переживание удовлетворения, «если удовлетворение достигается в надлежащий момент и в надлежащей степени. Это чувство удовольствия можно было бы описать как спокойное, тихое благополучие».

Исполнение первичных желаний любви, это требование «Меня должны любить, удовлетворять, причем без каких-либо малейших встречных действий с моей стороны… было и остается», по мнению Балинта, «конечной целью любого эротического стремления. Затем реальность заставляет нас идти окольными путями. Одним из таких окольных путей является нарциссизм: если мир недостаточно меня любит, не дает мне достаточного удовлетворения, то я должен любить сам себя, сам себя удовлетворять. Поэтому наблюдаемый в клинической ситуации нарциссизм всегда является защитой от злого или просто строптивого объекта. Другим окольным путем является активная объектная любовь. Мы любим, удовлетворяем своего партнера, то есть руководствуемся своими желаниями, чтобы он нас тоже любил, удовлетворял». Из понимания Балинтом любви становится ясным, почему он считает слова Фрейда: «Нахождение объекта — это, по существу, нахождение заново» лейтмотивом своих рассуждений.

Внутреннее единение двух любящих людей в моменты «наивысшего удовольствия», в которых чувство реальности почти полностью исчезает, а желания и удовлетворение партнера выглядят идентичными с его желаниями, это «гармоничное скрещение», «конечная цель всего эротического стремления» является, по сути, возвращением в самые ранние дни жизни, чтобы заново обрести «утраченное счастье» единства между матерью и ребенком. Заново можно пережить только то, что когда-то уже было пережито в реальности. Дети, которые не имели возможности развиваться в условиях этого нежного отношения к себе, то есть стать способными к любви людьми, обладающими доверием и сильным Я, должны наверстать самые ранние объектные отношения, первичную объектную любовь в психоаналитической ситуации, в рамках отношений между аналитиком и пациентом, чтобы пережить чувство единства между матерью и ребенком и научиться любить. «Разные авторы пытались описать эти объектные отношения или, точнее, отношения между пациентом и внешним миром. Анна Фрейд (в годы войны) говорила об «удовлетворяющем потребности объекте»; Гартманн (1939) — о «среднеожидаемой среде»; Бион (1966)... противопоставлял «хранилище» («container») и «содержимое» («contained»).

Пожалуй, самым изобретательным создателем подобных терминов является Винникотт, который в 1941 году говорил о «достаточно хорошем окружении» («good enough environment»), а затем о среде (medium), в которой пациент может вращаться подобно ротору в машинном масле, в 1949 году он описал «нормально любящую мать» («ordinary devoted mother»), в 1956 году — «первичную материнскую озабоченность» («primary maternal preoccupation»), а в 1960 году — «поддерживающую функцию» («holding function») матери. В 1963 году он заимствовал из американской литературы понятие «облегчающая среда» («facilitating environment») и использовал его также в заглавии своей последней книги (1967). Маргарет Литтл (1961) использовала выражение «базисное единство» («basic unif»), Хан (1963) предложил образ «оградительного щита» («protective shield»). P. Шпиц (1965) говорит о «посреднике внешнего мира» («mediator of the environment»), а Малер (1952) в свою очередь предпочитает термин «внеутробная матрица» («extrauterine matrix»).

Каждый из этих терминов описывает тот или иной аспект отношений, который Балинт обозначает понятием первичной объектной любви, при этом особенно подчеркивается функция аналитика как объекта, удовлетворяющего потребность, однако, по моему мнению, в описании Балинтом отношений между матерью и ребенком особенно четко выражается то, что речь здесь идет об отношениях любви, основанных на взаимности. Как бы первичная объектная любовь между аналитиком и пациентом в психоаналитической ситуации ни напоминала реальные счастливые отношения между матерью и ребенком, по крайней мере по двум важным пунктам эти самые ранние объектные отношения друг от друга отличаются. В реальной ситуации мать—ребенок первичные объектные отношения развиваются с самого начала жизни младенца, в психоаналитической же ситуации Балинт, о чем он писал в 1935 году, наблюдал «природу этих первых объектных отношений... в конечной фазе такого лечения, которую (он) назвал «новым началом».

Хотите разместить эту статью на своем сайте?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Подписка на рассылку

Статьи по психологии

Пациентам:

О нас

Особенностью нашего подхода и нашей идеологией является ориентация на реальную помощь человеку. Мы хотим помогать клиенту (пациенту) а не просто "консультировать", "проводить психоанализ" или "заниматься психотерапией".

Как известно, каждый специалист имеет за плечами потенциал профессиональных знаний, навыков и умений, в которые он верит сам и предлагает поверить своему клиенту. Иногда, к сожалению, этот потенциал становится для клиента "прокрустовым ложем" в котором он чувствует себя, со всеми своими особенностями и симптомами, не уместным, не понятым, не нужным. Клиент,  даже, может почувствовать себя лишним на приеме у специалиста, который слишком увлечен собой и своими представлениями. Оказывать психологическую помощь или предлагать "психологические услуги" - это совсем разные вещи >>>

Сообщения форума

Карта форума

Страницы: 1 2 3

Москва, Неглинная ул., 29/14 стр. 3

Тел.: +7 (925) 517-96-97

Написать письмо

2006—2018 © PsyStatus.ru

Использование материалов сайта | Сотрудничество и реклама на сайте | Библиотека | Форум

Rambler's Top100