Форум
Консультации

Здесь рассказывается о том, что такое психологическая помощь, какой она бывает и когда следует обращаться к специалистам.

О проекте «ПсиСтатус»

В этом разделе мы говорим о смысле и назначении проекта.

Контактная информация

Подробнее об авторах проекта. Адреса, телефоны, карта проезда.

Истерия и конверсионные симптомы. Психотерапия истерии. Истерия: кризис либидо в связи с дифференциацией полов

Конверсионная истерия

Истерик постоянно наращивает у себя уровень возбуждения влечения и этим поддерживает эксцесс, urbis (греч. необузданность, безудержность). Движение этого возбуждения от источника к цели встречает препятствия — внутреннюю или внешнюю репрессию, не позволяющую развиться или выразиться либидинозному влечению, происходят «кризы». В отличие от соматических недугов эти кризы являются проявлениями страдающего либидо (Schaeffer, 1998).

Осуществляется феномен иннервации сексуального конфликта в тело посредством совершенно бессознательного фантазматического сценария. Невыносимая, нестерпимая психическая репрезентация вытесняется в бессознательное, но в тот самый момент, когда она исчезает в психике, она вписывается, конвертируется в тело. Такой скачок психического в телесное имеет загадочный характер. Но в отличие от недугов, называемых психосоматическими, здесь можно отыскать посредством ассоциаций, используя психоаналитический метод, фантазматический и символический путь. Истерический криз имеет смысл, он воплощенная мечта: здесь мы находим те же механизмы сгущения, смещения, символизации и сокрытия посредством цензуры. Симптом, одновременно выставленный и скрытый, имеет символический смысл для субъекта.

Припадок, как все конверсионные феномены, осуществляет устранение страха через репрессию аффекта, через «очаровательное безразличие». Мы к этому вернемся, когда будем рассматривать модальности вытеснения.

Истерические отношения

Доминирующая защита истерика — игра. Она является способом приручения влечения, так как именно оно ощущается как опасное, оно, а не объект, который является его посредником. Вся работа истерии будет заключаться в том, чтобы опасность влечения перевести в другое пространство пространство игры, которым становится:

- либо собственное тело — в конверсионных феноменах;
- либо другой человек — в истерических отношениях;
- либо замещающие репрезентации, смещенные и спроецированные вовне — на животных, предметы или ситуации — в фобиях.

Даже если эта игра использует эротическую экспрессию, она может быть вопросом жизни и смерти: когда игра любой ценой заводится в результате потребности в нарциссическом сцеплении, она является борьбой против депрессии.

В истерических отношениях субъект использует свое тело и свои аффективные реакции, чтобы установить игровое пространство, куда он будет вовлекать своих партнеров. Он нуждается в создании театра, чтобы драматизировать, инсценировать страх и играть с ним, чтобы выставлять и обострять свои аффекты, чтобы провоцировать и соблазнять партнера или публику с целью снять или переработать слишком захватывающее его возбуждение, ставшее влечением.

Игра со страхом: драматизация и аффективное обострение

Уже в 1894 г. Фрейд рассматривает страх как конверсионный феномен (Freud, 1894), а позже, в 1926 г., в работе «Торможение, симптом и страх» (Freud, 1926), он определяет состояния аффектов как аналоги, эквиваленты истерических приступов.

Играя со страхом, истерик поддерживает перманентную включенность в напряжение, он провоцирует драму, балансирует на грани падения, чтобы вновь обрести состояние напряжения. Он вновь разыгрывает и повторяет ужас, травматизм как пришедшие извне, чтобы отрицать внутреннее происхождение постоянного натиска влечения. Он требует взглядов и ловит реакции своего окружения при помощи драматизации и эмоциональной жадности.

Через формальную регрессию в театральность он дает увидеть организм в состоянии бедствия, беспомощности, незрелости, переполненный избытком возбуждений. Короче, он повторяет травмирующую ситуацию, но действует на окружение таким образом, чтобы не быть захваченным врасплох, чтобы овладеть травмой. Он создает свой театр, чтобы быть в постоянном «повторении-репетиции».

Начиная с 1920 г. (Freud, 1920) Фрейд связывает проблему повторения с навязчивыми повторениями «по ту сторону принципа удовольствия». Он ее рассматривает в отношении к упущенному удовольствию или же к непроизошедшему, в отношении к напрасному ожиданию и к разочарованию. Чтобы понять этот вид повторения неудовлетворения, Фрейд рассматривает три гипотезы:
- мстят другому за то, что было испытано;
- пытаются ретроактивно связать и укротить возбуждения, которые произвели взлом в Я посредством развития страха;
- пытаются аннулировать травматический опыт или «дополнить пассивный опыт активным поведением».

Фрейд упоминает одну из детских игр, знаменитую «игру с катушкой» своего внука, чтобы показать: «В то время как ребенок переходит от пассивности опыта к активности игры, он навязывает товарищу по игре неприятность, которую он сам испытал, и мстит таким образом человеку, которого заменяет игрок». Именно это будет проделывать и истерик со своими партнерами по игре.

Речь идет о повторении возбуждающего взлома через реактивацию опыта, ассоциирующегося с пассивностью, с неподготовленностью перед лицом агрессии или не оправдавшего ожидания, с целью его аннулирования или дополнения.

Тогда, в 1926 г., Фрейд выдвигает теорию о том, что Я производит страх-сигнал, который есть одновременно ожидание и смягченное повторение травмы, на манер вакцины, но также и активное смещение травмы (или опасности влечения) на внешнюю опасную ситуацию, против которой субъект может защищаться. Такая ситуация эволюционирует по цепи вплоть до страха кастрации, который позволяет фокусировать страх и запускать механизм вытеснения.

Истерик осуществляет развертывание страха без включения сигнала страха, эффективность которого остановила бы кризис. Можно сказать, что истерик играет, устрашая себя, поддерживает и усиливает эротизацию опасности, играет со страхом, как внук Фрейда со своей катушкой, только бы удержать желание под напряжением. Чтобы разыгрывать это укрощение, он нуждается в присутствии тела и во взгляде другого. Он предлагает себя в роли жертвы, разоблачает то, что с ним сделали, вкладывает свое влечение в другого, с тем чтобы сделать его ответственным за все происходящее, заставить его ощутить, испытать и взять на себя ущерб, который, как полагает истерик, ему нанесли. Истерик дорожит своим страхом до такой степени, что боится перестать бояться.

Хотите разместить эту статью на своем сайте?

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Подписка на рассылку

Статьи по психологии

Пациентам:

О нас

Особенностью нашего подхода и нашей идеологией является ориентация на реальную помощь человеку. Мы хотим помогать клиенту (пациенту) а не просто "консультировать", "проводить психоанализ" или "заниматься психотерапией".

Как известно, каждый специалист имеет за плечами потенциал профессиональных знаний, навыков и умений, в которые он верит сам и предлагает поверить своему клиенту. Иногда, к сожалению, этот потенциал становится для клиента "прокрустовым ложем" в котором он чувствует себя, со всеми своими особенностями и симптомами, не уместным, не понятым, не нужным. Клиент,  даже, может почувствовать себя лишним на приеме у специалиста, который слишком увлечен собой и своими представлениями. Оказывать психологическую помощь или предлагать "психологические услуги" - это совсем разные вещи >>>

Карта форума

Страницы: 1 2 3

Москва, Неглинная ул., 29/14 стр. 3

Тел.: +7 (925) 517-96-97

Написать письмо

2006—2018 © PsyStatus.ru

Использование материалов сайта | Сотрудничество и реклама на сайте | Библиотека | Форум

Rambler's Top100