Форум
Консультации

Здесь рассказывается о том, что такое психологическая помощь, какой она бывает и когда следует обращаться к специалистам.

О проекте «ПсиСтатус»

В этом разделе мы говорим о смысле и назначении проекта.

Контактная информация

Подробнее об авторах проекта. Адреса, телефоны, карта проезда.

Современный психоанализ. О терапевтической работе в психоанализе. Часть 2.

Переносы, которые были объектами исследования в случаях неврозов и были проанализированы в ходе терапевтического анализа, — это болезненные проявления жизнедеятельности неразрушаемого бессознательного, «присоединение» которого к «свежим элементам» путем трансформации первичного процесса во вторичный способствует развитию. Меньше всего целостное понимание переноса выражено в определении Сильверберга, которое, как мне кажется, разделяют многие аналитики. В своей статье «Понятие переноса» (16) он пишет следующее: «Значительное преобладание динамики переноса среди людей является признаком человеческой незрелости, и можно веками ожидать того, что человек станет более зрелым... и перенос окончательно исчезнет из набора его психических качеств». По мнению Сильверберга, перенос представляет собой «прочное основание мятежа в глубине психики человека против реальности, а также основание его упорной активности в своей незрелости». Моя точка зрения является совершенно противоположной: я считаю, что он представляет собой «динамику», при помощи которой достигается зрелость, интегрируется реальность, а инстинктивная жизнь человека (Ид) становится Эго. При отсутствии или недостаточном развитии этого переноса силы бессознательного и детских способов восприятия жизни, которым присуща слабая организация, в которых не функционирует речь, но которые обладают нерушимостью и мощью первоисточников жизни (вплоть до предсознательного уровня, современной жизни и современных объектов), жизнь человека становится стерильной и бессодержательной. С другой стороны, для поддержания своего существования бессознательное испытывает потребность в современной внешней реальности (объектах) и в современной психической реальности (предсознательном), чтобы его не обрекли на призрачное существование или разрушение жизни.

Выше я уже отмечал, что при развитии предсознательной психической организации, которое возобновляется в процессе анализа, трансформация первичного процесса во вторичный зависит от разницы (либидинозной) системы напряжения между организацией первичных и вторичных процессов, то есть между детским организмом, его психическим аппаратом и более структурированной внешней средой (от переноса в смысле эволюции взаимоотношений с «объектами»). Это взаимодействие является основой того, что я назвал «интеграционным опытом». Отношение в данном случае носит такой же взаимный характер, как и при возбуждающем взаимодействии бессознательного и предсознательного, поскольку внешнее окружение вынуждено не только обеспечивать доступ к себе и регрессировать в направлении более примитивно организованного психического аппарата — оно также испытывает потребность в этом аппарате как во внешнем представителе своих бессознательных уровней организации, с которыми нужно поддерживать коммуникацию. С точки зрения развития и разрешения невроза переноса аналитический процесс представляет собой повторение этой либидинозной системы напряжения между более примитивным и более зрелым психическими аппаратами (правда, повторение с существенными модификациями из-за того, что оно происходит на другом уровне).

Мы вновь сталкиваемся с этим уже интернализированным различием (имплицитным для интеграционного опыта) в форме системы напряжения, представляющей собой возбуждающее взаимодействие предсознательного и бессознательного. Тем самым мы постулируем интернализацию процесса взаимодействия как существенный элемент развития Эго, а также возобновления этого развития в процессе анализа, а не как одну лишь интернализацию «объектов». В этом случае мы также объясняем двойной аспект переноса — отношение этого переноса к взаимодействию между психическим аппаратом и объектным миром, а также к взаимодействию бессознательного и предсознательного внутри психического аппарата. Устранение барьеров между бессознательным и предсознательным, которое происходит при любом творческом процессе, нужно тогда понимать как интернализированный интеграционный опыт (фактически оно и переживается как подобный опыт).

Сила бессознательных процессов и переживаний переносится на предсознательно-сознательные переживания. Сила и глубина наших современных переживаний зависит от их коммуникации (взаимодействия) с бессознательными детскими переживаниями, представляющими собой несокрушимый фундамент всех последующих переживаний. Фрейд хорошо представлял себе это еще в 1897 году. В своем письме Флиссу, заканчивая рассказ о своих переживаниях в возрасте от одного до двух лет, связанных со своим младшим братом и племянником, он пишет: «Этот племянник и младший брат определяют теперь невротизм, но вместе с тем и интенсивность всех моих дружб» (Freud 1954, с. 219).

Бессознательное испытывает страдания при вытеснении, потому что при этом налагается запрет на его потребность в переносе. Эти страдания находят свой выход в невротических переносах — «повторениях», которые не в состоянии привести к более высокому уровню интеграции («ложных связях»). Предсознательное страдает от вытеснения не меньше, чем бессознательное, поскольку ему недоступны сила бессознательного и первообразы бессознательных переживаний, которые придают современным переживаниям полноценное значение и эмоциональную глубину. Способствуя неврозу переноса, мы одновременно способствуем регрессивному движению предсознательного (регрессии Эго). Это движение служит для прорыва защитной изоляции предсознательного от бессознательного и создания условий для повторного катексиса бессознательным предсознательных идей и переживаний при взаимодействии с аналитиком, в результате чего происходит переход на более высокий уровень организации психической жизни.

Аналитик является посредником в этом взаимодействии переноса: будучи современным объектом, он открывается перед бессознательным пациента как точка, к которой мог бы присоединиться перенос. В качестве современного объекта аналитик представляет собой психический аппарат со стабильной организацией вторичного процесса, способной к управляемой регрессии, что создает для него возможность оптимальной коммуникации со своим собственным бессознательным и с бессознательным пациента. Он служит надежным посредником и партнером в этой коммуникации — переносе от бессознательного к предсознательному и образовании их совместной организации более высокого уровня.

Интеграция Эго и реальности заключается в переносе бессознательных процессов и «содержания» на новые переживания и объекты современной жизни. От этого переноса зависит дальнейшее существование этой интеграции. При патологических переносах вместо трансформации первичных процессов во вторичные и продолжения их взаимодействия происходит наложение вторичных процессов на первичные, так что они существуют рядом друг с другом, но в изоляции друг от друга. Фрейд описал эту констелляцию в своей работе «Бессознательное»: «В действительности подъем вытеснения происходит лишь после того, как сознательная идея после преодоления сопротивлений вступает в связь с бессознательным воспоминанием. Мы можем достичь успеха лишь благодаря тому, что последнее становится сознательным». В интерпретации аналитика «несомненна лишь идентичность информации, предоставленной пациенту, с его вытесненным воспоминанием. Услышать что-то и переживать что-то — это две разные по своей психологической природе вещи, несмотря на их одинаковое содержание» (Freud 1915, с. 175-176). Затем Фрейд говорит о «предметном катексисе» объектов в Без, в то время как «сознательное представление включает в себя представление о предмете [предметный катексис] и представление о связанном с ним слове» (там же, с. 201). И далее: «Система Псз возникает при помощи этого предметного представления, гиперкатектированного связью с соответствующими ему словесными представлениями. Мы можем предположить, что этот избыточный катексис приводит к созданию психической организации более высокого уровня и к трансформации первичного процесса во вторичный, который преобладает в Псз. Теперь мы также готовы дать точный ответ на вопрос, что именно отрицает вытеснение в отвергаемом им представлении при неврозах переноса — оно отрицает перевод в слова, которые останутся связанными с объектом» (там же, с. 202).

Соответствие вербальных идей конкретным идеям, то есть предметному катексису в бессознательном, передается развивающемуся психическому аппарату ребенка взрослым окружением. Избыточный катексис на ранней стадии развития Эго, который «создает психическую организацию более высокого уровня», заключающуюся в связи следов бессознательных воспоминаний с соответствующими им вербальными идеями, происходит под влиянием организующего взаимодействия между первичным процессом в психическом аппарате ребенка и вторичным процессом у окружающих ребенка людей. Термины «различие» и «либидинозная система напряжения», которые я использовал ранее, обозначают энергетические аспекты этого взаимодействия, источники энергии этого избыточного катексиса. Фрейд, несомненно, вплотную подошел к проблеме взаимодействия психических аппаратов различного уровня организации, когда говорил о связи конкретных идей в бессознательном с вербальными идеями — источнике избыточного катексиса, который «приводит к созданию психической организации более высокого уровня». Это становится возможным, поскольку данная «связь» представляет собой явление того же рода, что и посредничество организации более высокого уровня (предсознательной психической деятельности внешнего окружения) для психического аппарата ребенка (ср. Rycroft 1954). Вербальные идеи — это репрезентанты пред-сознательной деятельности, репрезентанты особой важности ввиду той особой роли, которую играет речь в высшем развитии психического аппарата, но они, конечно же, не являются единственными репрезентантами подобного рода. Подобная связь все больше и больше интернализируется во время взаимодействия и коммуникации бессознательного и предсознательного с психическим аппаратом. Потребность в возобновлении этого связующего взаимодействия в процессе анализа для последующего образования новых интернализаций и реактивации внутреннего взаимодействия возникает в результате патологической изоляции бессознательного и предсознательного друг от друга, или, если говорить современными терминами, в результате развития защитных процессов в такой степени, что Эго все дальше отдаляется от бессознательного, а не сохраняет (или расширяет) свое организующее влияние на него.

Следует иметь в виду, что концепция переноса, в которой подчеркивается потребность бессознательного в переносе для образования точки присоединения переноса к предсознательному, в результате чего первичный процесс трансформируется во вторичный, — эта точка зрения означает, что психическое здоровье зависит от оптимальной (хотя и необязательно сознательной) коммуникации между бессознательным и предсознательным (между детскими, архаическими стадиями и структурами психического аппарата, с одной стороны, и его последующими стадиями и структурами организации — с другой). Кроме того, она означает, что бессознательное может изменяться и оно, как говорил Фрейд, «доступно для жизненных впечатлений» (Freud 1915, с. 190) и предсознательных впечатлений. Там, где поднимается вытеснение и возникает коммуникация между бессознательным и предсознательным, детский и взрослый объекты могут соединиться друг с другом в один объект качественно нового характера, потому что бессознательное и предсознательное в результате коммуникации друг с другом подвергаются изменениям. Объект, способствующий этому процессу в ходе терапии (аналитик), является связующим звеном этого объединения — нового варианта трансформации в детстве первичных процессов во вторичные, возникшей при посредничестве организации более высокого уровня с использованием ранних объектных отношений.

Теперь несколько слов о переносе и так называемых «реальных взаимоотношениях» между пациентом и аналитиком. Уже неоднократно говорилось о том, что перенос (а также контрперенос) между пациентом и аналитиком в аналитической ситуации следует отличать от их «реальных» взаимоотношений. Я с этим совершенно согласен, однако в подобных заявлениях подразумевается, что реальные взаимоотношения между пациентом и аналитиком не имеют ничего общего с переносом. Я надеюсь, что в данном обсуждении мне удалось показать, что реальности и реальных взаимоотношений без переноса не существует. В любых «реальных взаимоотношениях» присутствует перенос бессознательных образов на современные объекты. Современные объекты фактически представляют собой объекты и, таким образом, они «реальны» в полном смысле этого слова (что подразумевает соединение следов бессознательных воспоминаний и предсознательной идеи) лишь в той степени, в которой этот перенос выражен как трансформационная игра между бессознательным и предсознательным. «Разрешение переноса» по окончании анализа означает разрешение невроза переноса и, соответственно, искажений переноса. К этому относится осознание ограниченного характера человеческих взаимоотношений, а также понимание специфических ограничений взаимоотношений «пациент-аналитик». В то же время перенос в том смысле, в котором он рассматривается в данной статье, присутствует и в новом объектном отношении с аналитиком, которое постепенно создается в ходе анализа, формирует реальные взаимоотношения между пациентом и аналитиком и служит основным средством создания более здоровых объектных отношений в «реальной» жизни пациента.

Выше я говорил о том, что «... сохранение нового объектного отношения на различных этапах сопротивления зависит от степени развития "позитивного переноса" пациента (переноса не в смысле сопротивления, а переноса как основы функционирования аналитического процесса)». Это значение позитивного переноса недооценивается в современной литературе (в том числе и в учебной), хотя ему уделяют должное внимание в лечении.
Фрейд, как и любой другой человек, который ради обманчивой простоты строгих понятий не жертвует всем разнообразием окружающей жизни, высказал очень много противоречивых вещей. Его можно цитировать в поиске аргументации совершенно разных идей. Позвольте мне в заключение этой статьи сослаться на него для поддержки своего мнения.

Он писал Юнгу б декабря 1906 г: «Вам не поможет то, что наши лечебные методы действуют при помощи присоединения либидо, господствующего в подсознательном (переносе)... Там, где это не помогает, пациент окажется не в состоянии слушать перевод своего материала или не захочет делать этого. В основе нашего лечения лежит любовь. Более того, перенос представляет собой лучшее и единственно неопровержимое доказательство того, что неврозы имеют отношение к любви» (Jones 1955, с. 485). 10 января 1910 г. он пишет Ференци: «Я познакомлю вас с одной теорией, которую я создал во время чтения вашего анализа [имеется в виду сделанный Ференци самоанализ своего сновидения]. Мне кажется, что, влияя на сексуальные побуждения, мы достигаем лишь смещений и обмена, но так и не можем добиться отказа от комплекса, его ослабления или устранения (совершенно секретно!). Когда кто-нибудь проявляет свои детские комплексы, он сохраняет их часть (аффект) в современной форме (перенос). Он сбрасывает кожу и оставляет ее аналитику. Боже упаси его от того, чтобы он оказался нагим, без кожи!»

Ганс В. Лёвальд

Хотите разместить эту статью на своем сайте?

Страницы: 1 2 3

Подписка на рассылку

Статьи по психологии

Пациентам:

О нас

Особенностью нашего подхода и нашей идеологией является ориентация на реальную помощь человеку. Мы хотим помогать клиенту (пациенту) а не просто "консультировать", "проводить психоанализ" или "заниматься психотерапией".

Как известно, каждый специалист имеет за плечами потенциал профессиональных знаний, навыков и умений, в которые он верит сам и предлагает поверить своему клиенту. Иногда, к сожалению, этот потенциал становится для клиента "прокрустовым ложем" в котором он чувствует себя, со всеми своими особенностями и симптомами, не уместным, не понятым, не нужным. Клиент,  даже, может почувствовать себя лишним на приеме у специалиста, который слишком увлечен собой и своими представлениями. Оказывать психологическую помощь или предлагать "психологические услуги" - это совсем разные вещи >>>

Карта форума

Страницы: 1 2 3

Москва, Неглинная ул., 29/14 стр. 3

Тел.: +7 (925) 517-96-97

Написать письмо

2006—2018 © PsyStatus.ru

Использование материалов сайта | Сотрудничество и реклама на сайте | Библиотека | Форум

Rambler's Top100