Форум
Консультации

Здесь рассказывается о том, что такое психологическая помощь, какой она бывает и когда следует обращаться к специалистам.

О проекте «ПсиСтатус»

В этом разделе мы говорим о смысле и назначении проекта.

Контактная информация

Подробнее об авторах проекта. Адреса, телефоны, карта проезда.

Современный психоанализ. Нападения на связи

ЛЮБОПЫТСТВО, ВЫСОКОМЕРИЕ И ТУПОСТЬ

В своем докладе на Международном конгрессе в 1957 году (Bion 1957b) я утверждал, что проведенная Фрейдом аналогия между психоанализом и археологическим исследованием была бы правомерной, если бы в археологии мы искали доказательства существования примитивной опасности, а не доказательства существования примитивной цивилизации. Ценность аналогии снижается из-за того, что в ходе анализа мы сталкиваемся не столько со статичной ситуацией, которую легко изучать, а с катастрофой, носящей жизненно активный характер, от которой невозможно перейти к состоянию покоя. Отсутствие движения вперед в каком-либо из этих двух направлений является одной из причин исчезновения способности к любопытству, что в свою очередь приводит к неспособности учиться, но прежде чем мы поговорим об этом, я должен немного сказать о том, что выходит за рамки приведенных мною примеров.

Нападения на связь возникают в состоянии, которое Мелани Кляйн называет параноидно-шизоидной фазой. В этой фазе преобладают частичные объектные отношения (Klein 1948). Если иметь в виду, что у пациента имеются частичные объектные отношения с самим собой, а также с другими объектами, то можно понять обычные для пациента с серьезным расстройством фразы типа «мне кажется» в тех случаях, когда пациент с менее тяжелой формой заболевания скажет «я думаю» или «я надеюсь». Когда первый говорит «мне кажется», он говорит о чувстве — чувстве «мне кажется», которое является частью его души и тем не менее не рассматривается им как часть целого объекта. Аналогия понятия «частичный объект» с анатомической структурой, возникающая в том случае, когда пациент использует конкретные образы в качестве мыслительных блоков, является некорректной, потому что частичные объектные отношения — это не просто отношения с анатомической структурой, а отношения с функцией; это отношения не с анатомией, а с физиологией (отношения не с самой грудью, а с кормлением, отравлением, любовью и ненавистью). Это создает впечатление динамической, а не статической опасности.

Проблема, которую нужно решить на этом раннем поверхностном уровне, на языке взрослых выражается вопросом «что представляет собой что-либо?», а не в вопросе «почему существует что-либо?», так как «почему» расщеплено чувством вины. В этом случае нельзя, следовательно, сформулировать и, тем более, решить проблемы, решение которых зависит от знания их причины. Создается ситуация, при которой для пациента не существует проблем, за исключением проблем, вызванных существованием аналитика и пациента. Он озабочен тем, что представляет собой та или иная осознаваемая им функция, хотя он не в состоянии понять то целое, частью которого эта функция является. Отсюда можно сделать вывод, что у пациента не возникают вопросы, почему он или аналитик находятся в этом месте, почему что-то было сказано, сделано, или почему возникло какое-то чувство, а также вопросы, представляющие собой попытки изменить причины определенного психического состояния. Так как ответ на вопрос «что?» невозможен без ответа на вопросы «как?» и «почему?», появляются дальнейшие трудности. На этом мне хотелось бы остановиться в обсуждении этой проблемы и рассмотреть механизмы, используемые ребенком для решения проблемы «что?», воспринимаемой им как составной элемент частичного объектного отношения с функцией.

ОТКАЗ ОТ НОРМАЛЬНОЙ СТЕПЕНИ ПРОЕКТИВНОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ

Я использую термин «связь», потому что мне хотелось бы обсудить отношения пациента с функцией, а не с объектом, являющимся ее орудием; предметами моего рассмотрения будут не только грудь, пенис или вербальная мысль, но и их функция обеспечения связи между двумя объектами.

В своей статье «Заметки о некоторых шизоидных механизмах» (Klein 1946) Мелани Кляйн говорит о значении чрезмерного расщепления и проективной идентификации в образовании серьезных личностных расстройств. Она также говорит об «интроекции хорошего объекта, прежде всего материнской груди» как «главном условии нормального развития». Я полагаю, что у человека существует нормальная степень проективной идентификации (при этом я не стану определять границы самой нормальности); кроме того, я считаю, что наряду с интроективной идентификацией она представляет собой основу для нормального развития личности.

Подобное впечатление частично возникает в результате одной трудности в ходе анализа пациента, которую трудно интерпретировать, так как она проявляется у него не столь явно. В ходе анализа пациент настойчиво прибегает к проективной идентификации, и это говорит о том, что она представляет собой механизм, которым он не умеет пользоваться. Анализ дает ему возможность использовать механизм, сущность которого он не понимает. Я основываюсь не только на впечатлениях: на некоторых сессиях у меня возникло предположение, что пациент ощущает присутствие некоего объекта, который не дает ему пользоваться проективной идентификацией. Приведенные мною выше примеры, особенно заикание в первом случае, а также понимающая пациента девушка и голубая дымка — в четвертом, содержат элементы, которые говорят о том, что пациент чувствует, как я препятствую внедрению частей его личности, которые он хотел поместить во мне. Я, правда, уже пришел к этому выводу на основании более ранних ассоциаций.

Когда пациент стремился избавиться от страха перед смертью, слишком сильного для его личности, он расщепил этот страх на части и направил эти части в меня, полагая, что, если они будут находиться во мне достаточно долго, они изменятся под воздействием моей психики и можно будет снова легко интроецировать их в себя. В случае, который я имею в виду, пациент ощутил (вероятно, по тем же причинам, которые я приводил в пятом примере) подобия облаков, убранные мной так быстро, что его чувства не успели измениться, но стали более болезненными.

Хотите разместить эту статью на своем сайте?

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Подписка на рассылку

Статьи по психологии

Пациентам:

О нас

Особенностью нашего подхода и нашей идеологией является ориентация на реальную помощь человеку. Мы хотим помогать клиенту (пациенту) а не просто "консультировать", "проводить психоанализ" или "заниматься психотерапией".

Как известно, каждый специалист имеет за плечами потенциал профессиональных знаний, навыков и умений, в которые он верит сам и предлагает поверить своему клиенту. Иногда, к сожалению, этот потенциал становится для клиента "прокрустовым ложем" в котором он чувствует себя, со всеми своими особенностями и симптомами, не уместным, не понятым, не нужным. Клиент,  даже, может почувствовать себя лишним на приеме у специалиста, который слишком увлечен собой и своими представлениями. Оказывать психологическую помощь или предлагать "психологические услуги" - это совсем разные вещи >>>

Сообщения форума

Карта форума

Страницы: 1 2 3

Москва, Неглинная ул., 29/14 стр. 3

Тел.: +7 (925) 517-96-97

Написать письмо

2006—2018 © PsyStatus.ru

Использование материалов сайта | Сотрудничество и реклама на сайте | Библиотека | Форум

Rambler's Top100