Форум
Консультации

Здесь рассказывается о том, что такое психологическая помощь, какой она бывает и когда следует обращаться к специалистам.

О проекте «ПсиСтатус»

В этом разделе мы говорим о смысле и назначении проекта.

Контактная информация

Подробнее об авторах проекта. Адреса, телефоны, карта проезда.

Современный психоанализ. Множественная реальность

Понятие реальности в общепринятом смысле этого слова не соответствует задачам современной физики. Данная статья представляет собой попытку ответить на вопрос, в чем заключаются ограниченные возможности использования реальности подобного рода в психиатрии.

С одной стороны, мы хорошо понимаем, что психологическая реальность наших пациентов в отдельно взятый момент представляет собой особый паттерн организации стимулов и этот паттерн находится в постоянном движении. С другой стороны, мы используем понятие «проверка реальности», в котором реальность понимается в общепринятом смысле этого слова — как реальность стабильных объектов (объектов и людей со значительной степенью ригидной целостности). Степень ригидной целостности служит основой здравого смысла. Тем не менее, опираясь на здравый смысл, мы постоянно сталкиваемся с проблемой постижения явно недостаточной степени ригидной целостности.

Для более последовательного изложения сути проблемы я хотел бы теперь провести различие между постижением и пониманием. Мы можем понять математическую формулу, содержащую отрицательный квадратный корень, но, по крайней мере, большинство из нас никогда не сможет постичь ее. «Постичь что-то» означает, что это «что-то» стало частью нашего опыта. Последнее означает, что мы должны чувствовать это «что-то», но оно не может заполнить весь наш чувственный опыт. Мы должны постичь его при помощи чего-то большего, чем постигаемый объект. Чтобы постичь проблему целостности в психиатрии, проблему целостности «я», других людей и объектов, нам нужно использовать более широкое по своему значению понятие, чем целостность. Даже при описании развития реальности, которой присуща определенная устойчивость, нам потребуется понятие, имеющее отношение к организации стимулов, понятие, которое не принимает целостность как само собой разумеющееся явление. К числу авторов, занимающихся в настоящее время этой проблемой, относятся Ариети (Arieti 1963) и Артисс (Artiss 1962, с. 40).

Артисс пишет о том, как ребенок разрешает родителям оказывать определяющее влияние на его реальность, наделяя их «прерогативой имени». Для пояснения этого понятия Артисс приводит гипотетический спор между родителем и ребенком. Ребенок ставит под сомнение право родителей выбрать ему имя. Если он отказывается от имени, которое ему дали родители, он может, например, сказать «Я — Иисус», и тогда «возникает шизофреническая аналогия». Несмотря на свою роль в качестве иллюстрации образования целостности, подобный гипотетический спор между родителем и ребенком является формальным средством, во многом зависящим от ригидной целостности слов (потому что это спор). В моей практике был один взрослый пациент, буквально боровшийся с проблемой, связанной с правом выбирать имя. В период обучения языку интеграция его языка с телесным опытом была задержана тяжелой формой дерматита. Во всяком случае Ариети в своей статье предпринял попытку создания понятийного аппарата, который больше опирался бы на изменчивость восприятия, нежели на ригидную целостность слова. При обсуждении процессов мышления у больных шизофренией он ссылается на принцип фон Домаруса, который гласит, что «нормальный человек принимает целостность лишь при наличии целостных субъектов, а больной шизофренией может принимать целостность на основе целостных предикатов». «Если, — пишет Ариети, — больной шизофренией придет в голову мысль типа "Дева Мария была девой, и я — дева", то из этого она может сделать вывод "Я — дева Мария". Для нормальных людей класс — это совокупность объектов, к которым применимо некое понятие. В палеологическом мышлении класс представляет собой совокупность объектов, общим для которых является предикат или часть». Правда, Ариети не смог в данном контексте показать, что часть и целое, субъект и предикат — это не фундамент, а, скорее, результаты опыта. После того как пациент пережил состояние, в котором он был более фундаментальным, прочным и «целостным», чем обыкновенные люди, это состояние приобрело качества субъекта; а образ, который сначала был лишь персонификацией более стабильной идеи, приобрел качества предиката.

Одна страдавшая шизофренией пациентка, обладавшая большим интеллектом, рассказала мне в период ремиссии, что во время недавнего психотического приступа одна из медсестер с иностранным акцентом и светлыми волосами показалась ей похожей на Хайди. По прошествии нескольких лет нашей работы пациентка призналась мне, что поскольку ей нравится книга «Хайди», сами качества Хайди гораздо важнее и стабильнее для нее, чем просто быть ею. Ни она сама, ни другие люди в то время не переживались пациенткой как личности, имеющие непрерывность существования и обладающие целостностью; образ же и чувство «хайдизма» имели определенную непрерывность. Что здесь является субъектом и что — предикатом? Подобные размышления привели меня к мысли о том, что в данном случае более полезным в техническом отношении термином будет «чувство целостности» в смысле «субъективный эквивалент в течение определенного времени». Термин «субъективный эквивалент» связан с «методом эквивалентных стимулов», разработанным Генрихом Клювером (Kluver 1933). О последнем термине следует сказать более подробно.

Генрих Клювер обнаружил, что стремление к устранению побочных факторов в ходе экспериментов в сравнительной психологии приводит к уменьшению психологического значения открытий. Традиционным объектом исследования сравнительной психологии было определение минимального различия между двумя стимулами, на которое в состоянии реагировать организм. (Чему равна, например, минимальная разница в оттенках серого цвета, которую способно воспринять животное?) Чем больше эксперименты подобного рода освобождались от «помех», тем больше они, по мнению Клювера, становились похожими на физиологические эксперименты и даже на исследование биохимии органов чувств. Очищение эксперимента приводило к уменьшению психологического значения открытий. В то время Клювер полагал, что более важны поиски минимальных различий между стимулами, при которых животное уже не воспринимает их как одинаковые.

Допустим, что животное научили прыгать за пищей на большой черный квадрат, когда оно видит этот квадрат с небольшим красным кружком на белом фоне. Представим теперь животное перед такими же фигурами на синем фоне. Прыгнет ли животное на черный квадрат в этом случае? Является ли данная ситуация субъективным эквивалентом предыдущей? Ответить на этот вопрос будет нелегко. Теперь усложним ситуацию и поставим животное перед выбором между большим черным овалом с маленьким черным кружком и большим зеленым прямоугольником с маленьким черным овалом и т.д. Что же в таком случае будет субъективно эквивалентным стимулом для животного, которого учили прыгать на большой черный квадрат? Легко заметить, что, с одной стороны, подобный эксперимент относится к тестам на абстрактное мышление, а, с другой стороны, он связан с проблемой постоянства объекта. Под «постоянством объекта» я имею в виду, что стол, рассматриваемый с разных сторон, несмотря на получаемые при этом различные образы, остается для нас одним и тем же столом. Таким образом, субъективный эквивалент связан с целостностью объектов. Паттерны субъективного эквивалента индивида в значительной мере определяются эмоциональными и мотивационными факторами. Таким образом, существует возможность, что мой сосед в какой-то момент окажется в большей мере субъективным эквивалентом моего Я, чем мое собственное воспоминание о том, каким я был вчера. Если это будет так, то у меня есть право говорить о слиянии моей целостности с целостностью моего соседа. Для тех, кто работает с психотическими пациентами, подобные рассуждения не являются искусственными построениями. В контексте подобных рассуждений ощущение целостности можно описать как опыт субъективного эквивалента состояний Эго за определенный период времени. Между прочим, более внимательное изучение понятия «субъективный эквивалент» свидетельствует о том, что оно не является чужеродным для нашей привычной системы координат в динамической психиатрии. Разве нельзя рассматривать соединение «хорошей матери» и «плохой матери» в единый образ «матери» как возникновение субъективного эквивалента? Неужели невозможно применить это понятие к идее «переноса»?

Хотите разместить эту статью на своем сайте?

Страницы: 1 2

Подписка на рассылку

Статьи по психологии

Пациентам:

О нас

Особенностью нашего подхода и нашей идеологией является ориентация на реальную помощь человеку. Мы хотим помогать клиенту (пациенту) а не просто "консультировать", "проводить психоанализ" или "заниматься психотерапией".

Как известно, каждый специалист имеет за плечами потенциал профессиональных знаний, навыков и умений, в которые он верит сам и предлагает поверить своему клиенту. Иногда, к сожалению, этот потенциал становится для клиента "прокрустовым ложем" в котором он чувствует себя, со всеми своими особенностями и симптомами, не уместным, не понятым, не нужным. Клиент,  даже, может почувствовать себя лишним на приеме у специалиста, который слишком увлечен собой и своими представлениями. Оказывать психологическую помощь или предлагать "психологические услуги" - это совсем разные вещи >>>

психологический форум

Сообщения форума

Карта форума

Страницы: 1 2 3

Москва, Неглинная ул., 29/14 стр. 3

Тел.: +7 (495) 517-96-97

Написать письмо

2006—2015 © PsyStatus.ru

Использование материалов сайта | Сотрудничество и реклама на сайте | Библиотека | Форум

Rambler's Top100