Форум
Консультации

Здесь рассказывается о том, что такое психологическая помощь, какой она бывает и когда следует обращаться к специалистам.

О проекте «ПсиСтатус»

В этом разделе мы говорим о смысле и назначении проекта.

Контактная информация

Подробнее об авторах проекта. Адреса, телефоны, карта проезда.

Современный психоанализ. О контрпереносе в психоанализе


В аналитической работе неизбежно возникают периоды, когда аналитик, сочетающий непроизвольное внимание со спонтанными, эмоциональными реакциями, не замечает проблемы, которую создают его чувства, поскольку они находятся в соответствии со смыслом, который он в данном случае видит. При всем при том его эмоции часто оказываются намного ближе к сути проблемы, чем его разум; другими словами, бессознательное восприятие аналитиком бессознательного своего пациента находится ближе к истине, чем его сознательное понимание ситуации, и опережает его.


Мне вспомнился один недавний случай. Речь идет о пациенте, который был передан мне одним коллегой. Пациент, мужчина около сорока лет, выразил желание лечиться после своего развода. Среди его симптомов особенно отчетливо фигурировал промискуитет. На третьей неделе анализа со мной он сказал мне в начале сеанса, что собирается жениться на женщине, которую встретил совсем недавно.


Было очевидно, что в тот момент его желание жениться было продиктовано сопротивлением анализу и потребностью отыграть вовне свои трансфе-рентные конфликты. В его ярко выраженной амбивалентной позиции уже отчетливо проявлялось желание установить интимные отношения со мной, поэтому у меня было много причин сомневаться в разумности его намерений и подозрительно относиться к его выбору. Подобные стремления к «короткому замыканию» анализа часто встречаются в начале лечения или в его критический момент. Они обычно не являются значительным препятствием для работы и не приводят к возникновению катастрофических ситуаций. Поэтому я испытала некоторое удивление, когда обнаружила, что реагирую на замечания пациента с ощущением мрачного предчувствия и беспокойства. Я почувствовала, что в данном случае присутствует нечто такое, что не вписывается в рамки обычного отыгрывания и ускользает от меня.


Сосредоточившись в дальнейших ассоциациях на описаниях своей подруги, пациент сказал, что ей пришлось пережить «трудные времена». Эта фраза особенно запомнилась мне и усилила мои опасения. У меня возникла догадка, что его привлекли к ней именно эти «трудные времена», однако при этом меня не покидало чувство, что я еще не все понимаю как следует. Вскоре он рассказал мне о своем сновидении: он приобрел очень хорошую подержанную иномарку, которая была сломана. Он хотел ее починить, но кто-то другой во сне стал возражать против этого, исходя из соображений безопасности. Пациенту нужно было, как он выразился, «смутить его», чтобы продолжить ремонт автомобиля.
Этот сон помог мне понять то, что я раньше принимала за чувство беспокойства. Во всем этом заключалось нечто большее, чем простое отыгрывание трансферентных конфликтов.


При описании машины — хорошая, подержанная, заграничная — пациент непроизвольно признал в ней меня. Другой человек во сне, который пытался его остановить и которого он смутил, выступал в качестве защитного объекта для анализа и от имени той части Эго пациента, которая стремилась к спокойствию и счастью.


Сон показал, что пациент желал, чтобы во мне что-то сломалось (он настаивал на том, чтобы я была беженцем, к которому применимо выражение «трудные времена», использованное им при описании своей новой подруги). Чувство вины за свои садистские импульсы вынуждало его заняться ремонтом, но этот ремонт носил мазохистский характер, потому что он требовал заглушить чувство осторожности и голос разума. Приведение защитной фигуры в замешательство носило неоднозначный характер, поскольку в нем одновременно проявлялись садистские и мазохистские импульсы пациента. Присутствовавшее в этом случае стремление к прекращению анализа было отражением садистских наклонностей пациента в паттерне его инфантильных анальных атак на свою мать; но поскольку оно стояло на пути стремления пациента к безопасности и счастью, оно отражало его тенденцию к саморазрушению. Ремонт, превращенный в мазохистский акт, снова порождает ненависть и не может решить конфликт между разрушением и чувством вины, что приводит к порочному кругу.


Намерение пациента жениться на своей новой подруге, пострадавшей женщине, подпитывалось этими двумя источниками, и эта мощная специфическая садомазохистская система способствовала отыгрыванию его трансферен-тных конфликтов.


Бессознательно я сразу же поняла всю серьезность ситуации еще в тот момент, когда у меня возникло чувство беспокойства, однако мое сознательное понимание отстало от развития событий, так что я смогла расшифровать сообщение пациента и его призыв о помощи лишь несколько позже, когда от него поступил дополнительный материал.
Излагая суть этой аналитической сессии, я надеюсь аргументировать свою точку зрения, которая заключается в том, что непосредственная эмоциональная реакция аналитика на пациента является важным ориентиром в бессознательных процессах пациента и помогает аналитику достичь более полного их понимания. Она помогает ему сосредоточить внимание на самых актуальных элементах ассоциаций пациента и служит полезным критерием для выбора материала, подлежащего интерпретации, который, как мы знаем, всегда сверх-детерминирован.


С моей точки зрения, контрперенос аналитика является не только составной частью аналитических взаимоотношений, но и творением самого пациента, частью его личности (возможно, я затронула здесь аспект, который д-р Клиффорд Скотт выразил в своей концепции схемы тела, однако рассмотрение этой концепции увело бы меня в сторону от нашей темы).
В изложенном здесь мною подходе к контрпереносу есть и уязвимые места. В нем не говорится о недостатках аналитика. Аналитик, прорабатывая в ходе собственного анализа свои инфантильные конфликты и тревоги (паранойяльные и депрессивные) в целях быстрого установления контакта со своим бессознательным, не будет вменять пациенту в вину того, что присуще ему самому. Он достигнет состояния устойчивого равновесия, которое поможет ему выдержать роли Ид, Эго и Супер-Эго пациента, а также роль внешних объектов, которые пациент передает ему или, другими словами, проецирует на него в процессе драматизации своих консрликтов в ходе аналитических взаимоотношений. В приведенном мной примере аналитик преимущественно выступал в роли доброй мамочки, которую нужно было уничтожить и спасти, и в роли реального Эго пациента, которое пыталось противодействовать его садомазохистским импульсам. По моему мнению, требование Фрейда об обязательном умении аналитика «распознавать и контролировать» свой контрперенос не означает, что контрперенос является негативным фактором и что аналитик должен стать бесчувственным и отстраненным.

Из него следует, что аналитик должен использовать свою эмоциональную реакцию как ключ к бессознательному пациента. В этом случае он избежит опасности своего выступления в качестве партнера пациента на сцене, которую воссоздает пациент в аналитических взаимоотношениях, а также опасности использования этого в своих целях. В то же время он получит сильный стимул для того, чтобы снова и снова приниматься за решение задачи и продолжать анализ своих собственных проблем. Это, однако, его личное дело, и я не считаю, что аналитик должен сообщать пациенту о своих чувствах. Думаю, что такая честность больше подходит для исповеди, а для пациента она является дополнительным бременем. В любом случае это уводит в сторону от анализа. Возникающие у аналитика эмоции будут иметь значение для пациента, если они станут еще одним источником понимания его бессознательных конфликтов и защит. При интерпретации и проработке этих конфликтов и защит изменения, возникающие в Эго пациента, будут способствовать укреплению его чувства реальности, что в свою очередь поможет ему увидеть в аналитике человеческое существо, а не Бога или демона. В этом случае «человеческие» взаимоотношения в аналитической ситуации будут развиваться и без применения аналитиком неаналитических средств.


Психоаналитическая техника появилась в тот момент, когда Фрейд, оставив гипноз, открыл сопротивление и вытеснение. Я полагаю, что использование контрпереноса в качестве инструмента исследования можно обнаружить в его описании способа, при помощи которого он пришел к своим фундаментальным открытиям. Пытаясь объяснить забытые воспоминания страдавшей истерией пациентки, Фрейд почувствовал, что его попыткам мешает какая-то сила, исходящая от пациентки, и что ему нужно преодолеть это сопротивление при помощи собственной психической работы. Он пришел к выводу, что это была та же самая сила, которая привела к вытеснению ключевых воспоминаний и образованию истерического симптома.


Таким образом, бессознательный процесс при истерической амнезии определяется двумя факторами: один из них направлен наружу и воспринимается аналитиком как сопротивление, а второй функционирует на интрапсихичес-ком уровне как вытеснение.


Если при вытеснении для контрпереноса характерно ощущение определенной энергии (противодействующей силы), то другие защитные механизмы вызывают у аналитика иные реакции.
Я надеюсь, что более детальное изучение контрпереноса в том направлении, в котором я попыталась здесь это сделать, поможет нам выработать более совершенные методы работы, в которых характер контрпереноса будет соответствовать природе актуально действующих бессознательных импульсов и защит пациента.

Паула Хайманн, психоаналитик

Хотите разместить эту статью на своем сайте?

Страницы: 1 2

Подписка на рассылку

Статьи по психологии

Пациентам:

О нас

Особенностью нашего подхода и нашей идеологией является ориентация на реальную помощь человеку. Мы хотим помогать клиенту (пациенту) а не просто "консультировать", "проводить психоанализ" или "заниматься психотерапией".

Как известно, каждый специалист имеет за плечами потенциал профессиональных знаний, навыков и умений, в которые он верит сам и предлагает поверить своему клиенту. Иногда, к сожалению, этот потенциал становится для клиента "прокрустовым ложем" в котором он чувствует себя, со всеми своими особенностями и симптомами, не уместным, не понятым, не нужным. Клиент,  даже, может почувствовать себя лишним на приеме у специалиста, который слишком увлечен собой и своими представлениями. Оказывать психологическую помощь или предлагать "психологические услуги" - это совсем разные вещи >>>

Сообщения форума

Карта форума

Страницы: 1 2 3

Москва, Неглинная ул., 29/14 стр. 3

Тел.: +7 (925) 517-96-97

Написать письмо

2006—2018 © PsyStatus.ru

Использование материалов сайта | Сотрудничество и реклама на сайте | Библиотека | Форум

Rambler's Top100