Форум
Консультации

Здесь рассказывается о том, что такое психологическая помощь, какой она бывает и когда следует обращаться к специалистам.

О проекте «ПсиСтатус»

В этом разделе мы говорим о смысле и назначении проекта.

Контактная информация

Подробнее об авторах проекта. Адреса, телефоны, карта проезда.

Современный психоанализ. Заметки по теории агрессии. Часть 2.

ГЕНЕТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ


До этого мы обсуждали свойства агрессивных и либидинозных импульсов, не касаясь проблем развития личности, так как взаимоотношение между динамическими и генетическими теориями в психоанализе носит настолько сложный характер, что отдельное обсуждение этих проблем является очень трудной задачей. Мы часто считаем нужным хотя бы косвенно упомянуть о генетических аспектах или прервать наше обсуждение в том месте, где оно устремляется в область развития. Ниже мы изложим свои взгляды на эти аспекты, расширяя рамки нашего обсуждения и пытаясь исследовать связи агрессивных и либидинозных влечений с определенными критическими проблемами, особенно проблемами раннего детства. Мы не сможем, однако, придерживаться при этом строгой хронологической последовательности и скорее будем использовать проблемы генетического характера в качестве основы нашего обсуждения.


Мы начнем с гипотезы о существовании недифференцированной фазы психической структуры '. В этой фазе проявления либидо и агрессии очень трудно или совершенно невозможно отличить друг от друга. Тем не менее наблюдение за новорожденными и младенцами, несомненно, дает нам возможность выявить различия между проявлениями удовольствия и неудовольствия различной степени. Эти проявления являются частью процесса, в ходе которого происходит постепенная дифференциация между «я» и «не-я». По мнению Фрейда (1915), ранняя стадия этого процесса дифференциации, по-видимому, связана с восприятием удовольствия и неудовольствия, и существует тенденция относить неудовольствие к «не-я», а само удовольствие — непосредственно к «я».

 
Эта гипотеза позволит нам добиться более глубокого понимания наиболее ранних стадии экономики агрессии. У младенцев мы обнаруживаем стремление к уклонению от внешних стимулов и предполагаем, что это уклонение
является признаком боли или неудовольствия. В последующих проявлениях агрессии присутствует, возможно, тот же самый механизм '. В недифференцированной фазе агрессия (а также либидо), скорее всего, сосредотачиваются в «я». Наблюдаемые нами двигательные разрядки, которые мы привыкли считать разрядками агрессии, в данной фазе развития младенца не направлены против организованного мира. При нынешнем состоянии наших знаний мы не можем ответить на вопрос, имеют ли место в этой фазе акты действительного или «подлинного» саморазрушения, или наблюдаемые деструктивные действия младенца, такие, как причинение вреда самому себе (когда он, например, царапает себя), можно объяснить тем, что в этот период еще отсутствует дифференциация между собой и внешним миром, а неудовольствие или боль не воспринимаются как сигналы опасности из-за недостаточных знаний о телесном «я» (представленных в образе тела). Кроме того, на основании аналитического материала можно предположить, что тенденции к саморазрушению существуют уже в раннем возрасте.

 
В обоих случаях, то есть в гипотезе о существовании ранних склонностей к саморазрушению (Riviere 1936) и в гипотезе о том, что на ранней фазе мы сталкиваемся с беспорядочной разрядкой определенного количества агрессии, локализация неудовольствия вне самого тела вызывает катексис источника неудовольствия посредством агрессии. Этот процесс повторяется в течение жизни, и он будет играть важную роль в наших последующих рассмотрениях экономики агрессии2. Этот катексис затем выводит агрессию из «я» и защищает «я». Тем не менее как уже говорилось выше, подобная точка зрения имеет под собой основание лишь при условии слабой дифференциации психического аппарата, то есть до тех пор, пока не произошла нейтрализация агрессивной энергии в Эго и Супер-Эго.

 
Фрейд (1914) частично объяснял процесс трансформации нарциссизма в либидинозный катексис внешнего мира тем, что застой нарциссического либидо в «я» в случае превышения определенной величины переживается как неудовольствие. Мы полагаем, что аналогичная гипотеза в отношении агрессии имеет под собой еще больше оснований.
Описанный здесь процесс можно считать главным источником того, что на следующей стадии развития превращается в «плохой объект». Сопутствующие этому процесс соотнесения удовольствия с определенным источником, находящемся в «не-я», и либидинозный катексис этого источника приводят к появлению на последующей стадии развития «хорошего объекта».

Говоря о последующей фазе развития, мы пытаемся решить очень сложную проблему. Каждый шаг в образовании объекта соответствует определенной фазе психической дифференциации. Степень этой дифференциации определяется зрелостью аппарата, который впоследствии подпадает под контроль со стороны Эго, а также переживаниями, которые структурируют психический аппарат. По этой причине оба процесса (дифференциация психической структуры и отношение «я» к внешним объектам) являются взаимозависимыми, и эта взаимозависимость носит диалектический характер.
Экономическая функция внешнего источника неудовольствия не исчерпывается, однако, его функционированием в качестве катализатора, то есть разрядкой энергии потенциально саморазрушительного характера под влиянием существования этого источника. Мы неизбежно приходим к выводу о том, что сам факт разрядки агрессивного напряжения служит источником удовольствия. Таким образом, то, что начиналось как процесс локализации источника неудовольствия во внешнем мире и соотнесения этого неудовольствия с определенным объектом, на самом деле оказалось циклическим движением, ведущим к получению частичного удовольствия — удовольствия от разрядок агрессии. О возникающем при этом конфликте с тенденциями, пытающимися сохранить объект, уже немного говорилось выше.

Осознание того, что разрядку агрессии и разрушение объектов можно рассматривать в качестве источника удовольствия per se, позволяет нам четко изложить наши взгляды о цели садистских импульсов. Их следует отличать от других проявлений агрессии, направленных против объектов. Дополнительный элемент, характеризующий садистские цели, представляет собой специфический вид удовольствия — удовольствие не только от разрядки агрессии и разрушения, а дополнительное удовольствие от причинения боли, от страданий или унижения других. Поэтому садизм можно рассматривать лишь в контексте развитого и носящего сложный характер объектного отношения. Когда говорят о более сильной по сравнению с животными «жестокости» человека, в основном имеют в виду явления садистского характера. Тем не менее будет также верным и то, что структурная дифференциация человека с последующим развитием агрессии в качестве влечения (отличающегося от инстинктов у животных) означает выход агрессии далеко за пределы непосредственного самосохранения.

Хотите разместить эту статью на своем сайте?

Страницы: 1 2 3 4

Подписка на рассылку

Статьи по психологии

Пациентам:

О нас

Особенностью нашего подхода и нашей идеологией является ориентация на реальную помощь человеку. Мы хотим помогать клиенту (пациенту) а не просто "консультировать", "проводить психоанализ" или "заниматься психотерапией".

Как известно, каждый специалист имеет за плечами потенциал профессиональных знаний, навыков и умений, в которые он верит сам и предлагает поверить своему клиенту. Иногда, к сожалению, этот потенциал становится для клиента "прокрустовым ложем" в котором он чувствует себя, со всеми своими особенностями и симптомами, не уместным, не понятым, не нужным. Клиент,  даже, может почувствовать себя лишним на приеме у специалиста, который слишком увлечен собой и своими представлениями. Оказывать психологическую помощь или предлагать "психологические услуги" - это совсем разные вещи >>>

психологический форум 

Сообщения форума

Карта форума

Страницы: 1 2 3

Москва, Неглинная ул., 29/14 стр. 3

Тел.: +7 (495) 517-96-97

Написать письмо

2006—2015 © PsyStatus.ru

Использование материалов сайта | Сотрудничество и реклама на сайте | Библиотека | Форум

Rambler's Top100