Форум
Консультации

Здесь рассказывается о том, что такое психологическая помощь, какой она бывает и когда следует обращаться к специалистам.

О проекте «ПсиСтатус»

В этом разделе мы говорим о смысле и назначении проекта.

Контактная информация

Подробнее об авторах проекта. Адреса, телефоны, карта проезда.

Невротические нарушения. Психоанализ компульсивного невроза

Течение компульсивных неврозов бывает острым и хроническим. Острые случаи провоцируются внешними обстоятельствами. Эти обстоятельства те же самые, что провоцируют другие неврозы. Они мобилизуют вытесненные сексуальные конфликты инфантильного периода, нарушают имеющееся до той поры равновесие между вытесняющими и вытесненными силами, производят относительное или абсолютное усиление отвергнутых инстинктов или противодействующей тревоги.

Компульсивный невроз возникает при действии провоцирующих факторов у тех, кто в детстве претерпел анально-садистскую регрессию. Эта регрессия поглотила, правда, только небольшое количество либидо, генитальность сохранилась и половое созревание протекало без непреодолимых трудностей. Тем не менее однажды инфантильная защита избрала путь регрессии, иначе не было бы возможности в зрелом возрасте при разочарованиях, когда оживляется эдипов комплекс, регрессировать на анально-садистский уровень. Гораздо чаще компульсивный невроз протекает хронически, с юности почти непрерывно, временами внешние обстоятельства его обостряют.

Вслед за легкими компульсивными симптомами, соответствующими по времени эдипову комплексу, в латентный период, когда развиваются интеллектуальные способности, появляются компульсивные ритуалы. При половом созревании сексуальность избирает путь, аналогичный тому, что пройден ею в раннем детстве, и снова происходит регрессия на анально-садистский уровень. Суперэго вступает в конфликт с новым порывом анально-садистских сексуальных желаний и само не способно избежать регрессии, становясь более садистским и гневаясь на анальные и садистские побуждения не меньше, чем прежде на генитальные потребности.

Равным образом неугомонен гнев суперэго на собственно фаллические ответвления эдиповых желаний, упорствующих наряду с анально-садистскими влечениями. Фрейд писал: «Конфликт при компульсивном неврозе обостряется по двум причинам: защита становится более нетерпимой, то, против чего приходится защищаться, почти невыносимо, и оба явления происходят в результате регрессии либидо».

Затяжная борьба на двух фронтах и приспособление эго к симптомам (вторичные защитные конфликты, контр-компульсии против компульсивных симптомов, добавочные реактивные образования, изменение значения симптомов от защитной функции к доставлению удовольствия) вносят осложнение. Реактивные образования могут порождать вторичные нарциссические выгоды. Так, гордость компульсивных невротиков своей добротой, благородством, интеллигентностью часто составляет трудно преодолимое сопротивление при психоанализе.

Как и в случаях фобий, состояние при компульсивном неврозе бывает относительно стабильным, когда защита более или менее успешна, но возможно и прогрессирование заболевания. В последнем случае имеет место либо незначительное нарушение «компульсивного равновесия» с явной тревогой и депрессией (что благоприятно для психотерапии), либо злокачественное течение с угрозой полного паралича воли.

Рассмотрим простой пример нарастания симптоматики

Пациент компульсивно избегал числа три. Это число подразумевало для него сексуальность и наводило на мысли о кастрации. Он обычно все делал четыре раза, чтобы быть уверенным, что избежит проклятого числа. Несколько позже пациент почувствовал, что четыре слишком близко к трем, в целях безопасности он начал предпочитать число пять. Но пять — нечетное число, поэтому плохое. Оно было заменено числом шесть. Шесть — это два раза по три, семь — нечетное число. Пациент решил остановиться на числе восемь и считал его благоприятным в течение ряда лет.

Трудно сказать, какие факторы определяют стабильность или прогрессирование заболевания. Осложнения возможны даже в легких случаях и представляют собой вышеупомянутые нарушения относительного равновесия, которое до того времени поддерживалось с помощью искупительных симптомов или другими компульсивными ограничениями эго.

Неучтенные в системах пациента происшествия порой «надламывают» компульсивную ригидность. «Травматическое лечение» компульсивного характера составляет противоположность травматического невроза.
Подобное развитие событий демонстрирует связь между компульсивными симптомами, исходным актуально-невротическим состоянием и тревогой: тревога «связывается» вторично путем образования обсессивныхи компульсивных симптомов. В компульсивных ритуалах, которые замешают предшествующие фобии, эта тревога всегда более или менее окрашена чувством вины. Тревога и вина, которые скрывались за компульсивными симптомами, проявляются снова при психоанализе этих симптомов. В силу того, что аффекты привычно отвергаются, зачастую они находят выражение в форме соматических эквивалентов.

Концепция регрессии на анально-садистский уровень организации либидо позволяет понять различия между образованием симптомов при компульсивном неврозе и истерии. Отвергнутые в компульсивном неврозе побуждения имеют фаллические тенденции, связанные с эдиповым комплексом, и одновременно анально-садистскую природу. Здесь нет противоречия. Первоначально защита направлена против фаллического эдипова комплекса, в результате происходит его замещение анальным садизмом, затем зашита действует уже против анально-садистских побуждений.

Большинство различий в клинической картине истерии и компульсивного невроза обусловливается тем, что при истерии в качестве защитного механизма используется только вытеснение, тогда как в компульсивном неврозе могут задействоваться реактивное образование, аннулирование, изоляция, сверхкатектирование концепций и слов (особый случай изоляции). Использование специфических защитных механизмов необходимо, потому что отвергаются не генитальные, а анально-садистские желания. Именно применение различных защитных механизмов объясняет неодинаковый объем сознания при двух неврозах.

Относительно позднее начало компульсивных неврозов связано с фактором регрессии. Интроекция родителей в суперэго в свою очередь объясняет выраженную интернализацию конфликта, а также преобладание наказывающих и искупительных симптомов над симптомами, доставляющими удовольствие. Регрессия ответственна и за особую суровость суперэго, неспособного избежать регрессивного скатывания к садизму. Тот факт, что ущерб целостной личности гораздо сильнее, чем при истерии, тоже следует отнести за счет фундаментального феномена регрессии.

Психоаналитическая психотерапия при компульсивном неврозе

С позиций психоаналитической терапии компульсивный невроз рассматривается как второй представитель «неврозов переноса» и второе обширное ноле применения психоанализа. Но психоанализ при компульсивном неврозе, как показывает обсуждение механизмов этого заболевания, гораздо труднее, чем при истерии. Трудности таковы, что в тяжелых случаях с длительной историей страдания надо быть очень осторожным в обещаниях излечения. Нередко следует довольствоваться лишь скромными успехами.

В чем же состоит существо подлежащих трудностей?

 1. Специфика контркатексиса в компульсивном неврозе делает весьма затруднительным или почти невозможным согласие пациента с основным правилом психоанализа. Цензура не ослабляется ни на миг и вынуждает его уклоняться от несистематизированных свободных ассоциаций в сторону «рациональных» представлений. Вместо того чтобы довериться голосу своих переживаний, пациент составляет добросовестное, но неполное их оглавление. Попытки объяснить, что от него требуется, лишь способствуют рафинированию обсессий. Проявляя в качестве компенсации чрезмерную добросовестность, пациент жаждет делать все необходимое, тем самым выдается противоречие сознательных намерений и бессознательных желаний. Возможно, основная техническая задача психоанализа при компульсивном неврозе — обучить пациента методу свободных ассоциаций, не вступая с ним в теоретические дискуссии и не снабжая его новым материалом для бесплодного мудрствования.

 2. Интернализация конфликта и роль суперэго значительно затрудняют задачу анализа. Истерики относятся к своим симптомам, как к чему-то чуждому эго, их эго вступает в альянс с психоаналитиком в борьбе против невроза. При лечении компульсивных невротиков, эго которых расщеплено, рабочая атмосфера далека от этого идеала. Психоаналитик или психолог может опираться только на часть эго. Остальное эго мыслит магически, а не логически, и фактически принимает сторону сопротивления. Сознательная часть личности готова к кооперации, но в той мере, в какой она изолирована от бессознательной магической части. Самые понятные интерпретации, однако, бесполезны, если не ликвидируется эта изоляция.

 3. Регрессия подразумевает, что психоанализ должен проникнуть на более глубокий уровень, чем при истерии.

 4. Регрессия также означает, что существо объектных отношений изменяется. Они регулируются анально-садистскими склонностями, особо существенны амбивалентность и упрямство, которые проявляются и в переносе. Смешанные чувства компульсивных невротиков выражаются в одновременности бунтарских тенденций и усилий покориться психотерапевту. Каждому побуждению неким образом сопутствует его антипод.

 5. Изоляция идейного содержания от соответствующих эмоций создает специфическую трудность. Всегда существует опасность, что пациент воспримет психоанализ как сугубо интеллектуальный процесс. И терапия, конечно, бесполезна, пока подобное отношение не проработано психоаналитически как сопротивление эмоциональным переживаниям.

 6. Мышление и говорение компульсивных невротиков сексуализированы. Но мышление и речь представляют собой инструменты психоанализа. Поэтому при компульсивном неврозе складывается своеобразная ситуация: больные должны лечиться с помощью функций, которые затронуты болезнью.
Один пациент привел точное сравнение: «Словно я упал в воду с полотенцем в руке, и потом меня пытаются обтереть этим полотенцем».
Данная проблема неразрешима. Тем не менее, если сознательная личность оценивает свое поведение как иррациональное, неповрежденная часть это может приступить к психоанализу в надежде, что возродит немощную часть эго.

 7. Вторичные выгоды имеются, конечно, и при истерии, но никогда они столь интегрально не вплетены в личность, как реактивные образования, питающие нарциссизм. Во многих случаях психоанализ безуспешен, поскольку аналитику не удается убедить «благородного» компульсивного невротика, что некоторое «развращение» в процессе психоанализа пошло бы на пользу. Аналитик не только репрезентирует суперэго пациента, он может выступать и в роли соблазнителя, агента, пугающего ид, борьба с которым для пациента естественна.

 8. Появление в процессе психоанализа тревоги и вегетативных симптомов, репрезентирующих тревогу, может вызвать тяжелые осложнения у пациентов, непривычных к аффектам, чьи симптомы обычно ограничивались ментальной сферой.

 Все эти трудности преодолимы, но их нельзя недооценивать, поскольку они сопутствуют психоанализу каждого компульсивного невротика и делают лечение длительным. Острые компульсивные неврозы излечиваются относительно быстро. Обычно аналитики работают с тяжелыми пациентами, страдающими компульсивным неврозом с латентного периода. Пресловутое «длительное» лечение необходимо в большинстве случаев. Тем не менее продолжительный психоанализ и затрата огромной энергии себя оправдывают, излечение достигается даже в очень затяжных случаях.

Иногда только курс пробного психоанализа создает представление о степени очерченных трудностей и помогает составить прогноз. Краткосрочные случаи, как указывалось, неплохо поддаются психоанализу. Наименее податливы «конечные состояния», пограничные с шизофренией случаи, нарушения развития, когда так и не достигается фаллическая стадия. Поскольку другие виды психотерапии в таких случаях вообще бесполезны, каждому компульсивному невротику, если позволяют внешние обстоятельства, следует пройти психоаналитическое лечение.

Хотите разместить эту статью на своем сайте?

Подписка на рассылку

Статьи по психологии

Пациентам:

О нас

Особенностью нашего подхода и нашей идеологией является ориентация на реальную помощь человеку. Мы хотим помогать клиенту (пациенту) а не просто "консультировать", "проводить психоанализ" или "заниматься психотерапией".

Как известно, каждый специалист имеет за плечами потенциал профессиональных знаний, навыков и умений, в которые он верит сам и предлагает поверить своему клиенту. Иногда, к сожалению, этот потенциал становится для клиента "прокрустовым ложем" в котором он чувствует себя, со всеми своими особенностями и симптомами, не уместным, не понятым, не нужным. Клиент,  даже, может почувствовать себя лишним на приеме у специалиста, который слишком увлечен собой и своими представлениями. Оказывать психологическую помощь или предлагать "психологические услуги" - это совсем разные вещи >>>

Карта форума

Страницы: 1 2 3
Интернет магазин спортивного питания

Москва, Неглинная ул., 29/14 стр. 3

Тел.: +7 (495) 517-96-97

Написать письмо

2006—2015 © PsyStatus.ru

Использование материалов сайта | Сотрудничество и реклама на сайте | Библиотека | Форум

Rambler's Top100