Форум
Консультации

Здесь рассказывается о том, что такое психологическая помощь, какой она бывает и когда следует обращаться к специалистам.

О проекте «ПсиСтатус»

В этом разделе мы говорим о смысле и назначении проекта.

Контактная информация

Подробнее об авторах проекта. Адреса, телефоны, карта проезда.

Психоанализ о психическом развитии. Тревога

Биологическая беспомощность человеческого дитя неизбежно приводит к состоянию болезненного напряжения.

Состояние, в котором организм настолько возбужден, что утрачивает способность к самоуправлению, называется травматическим. При ранних травматических состояниях страдания носят еще недифференцированный характер и поэтому не идентичны последующим аффектам, но имеют общий корень с разными аффектами и, конечно, с тревогой. Так называемая первичная тревога отчасти может рассматриваться в качестве способа, которым дает о себе знать напряжение, а отчасти как перцепция непроизвольных вегетативных разрядок. Фрейд предположил, что синдром первичной тревоги возникает при акте рождения. Он обнаружил онтогенетическую детерминацию якобы бессмысленных истерических приступов, их отнесение к некой ситуации прошлого и по аналогии сформулировал гипотезу об онтогенетической обусловленности нормальных аффектов. Наверняка первичная тревога не создается активно самим эго, она возникает в результате еще не управляемой внешней и внутренней стимуляции, вызывающей болезненное чувство в сознании и переживаемой пассивно как некое происшествие с эго, которое необходимо перетерпеть.

 

В последующие годы переживания сходные с первичной тревогой возникают при травмирующих событиях. Бесконтрольные приступы сокрушающей тревоги переживаются как нечто ужасное, затопляют беспомощную личность, образуя типичный симптом травматических неврозов. Подобный тип тревоги переживается, когда сексуальному (и, возможно, агрессивному) возбуждению не предоставляется нормальной реализации. Таким образом, весьма вероятно, что травматическая тревога или паника динамически идентичны первичной тревоге, т. е. при недостатке контроля возникает состояние переполнения возбуждением, которое переживается пассивно.

Когда ребенок учится контролировать двигательную сферу, целенаправленные действия постепенно занимают место простых реакций разрядки, ребенок становится способен продлевать время между стимулами и реакциями и переносить напряжение. Обретение характерной способности производить «пробы» изменяет отношение эго к аффектам. Изначально аффекты являются архаическими синдромами разрядки, и при определенных условиях возбуждения они заменяют произвольные действия. В ходе развития эго «приручает» аффекты и использует их в целях предвидения. Это справедливо и в случае тревоги.

 

Вместе с предвосхищением событий в воображении и планированием действий возникает представление об опасности. Оценивающее эго декларирует, что ситуация, пока еще не травмирующая, но может стать таковой. Сделанные оценки приводят к состояниям, сходным с теми, что создаются травмирующими ситуациями, но менее интенсивным. Эго испытывает тревогу, но отличающуюся от подлинной паники. Вместо разрушающего тревожного приступа имеет место умеренный страх, который используется в качестве предупреждающего сигнала или защитной меры. Опасение предвосхищает то, что могло бы случиться. Преднамеренные компоненты, которые появляются в тревоге перед лицом опасности, должны получить аккредитацию эго; непреднамеренные компоненты, подобные оцепенению, обусловливаются тем, что эго не продуцирует тревогу, а только использует ее, не имея в распоряжении лучших средств.

 

Иногда ожидание опасности вместо провоцирования целесообразного страха, который мог бы использоваться во избежание травматического состояния, способствует именно этому состоянию. Вслед за суждением эго о приближении опасности следует разрушительная паника: эго вызывает нечто, не поддающиеся его контролю. Попытка приручить тревогу терпит неудачу, и повторяется исходная паника, разрушающая эго. Такое возможно, если весь организм находится в состоянии напряжения, которое можно описать в качестве латентной готовности к панике. Суждение эго об опасности тогда аналогично спичке, поднесенной к пороховой бочке. Намерение зажечь спичку с целью сигнала терпит неудачу, потому что освобождается огромная энергия, намного большая, чем необходимо для возгорания спички.

 

Содержание представлений примитивного эго о тревоге отчасти определяется его биологической природой, отчасти анимистическим мышлением, заставляющими эго верить, что окружение имеет одинаковые с ним инстинктивные цели, но более сильно выраженные. В основе анимистических заблуждений лежит примитивный принцип возмездия, согласно которому любой поступок может быть аннулирован (или наказан) сходным поступком, причиняющим боль зачинщику. Базовая тревога явно обусловливается неспособностью младенца самостоятельно удовлетворить свои физиологические потребности. Первый страх — бессловесный страх перед последующими травматическими состояниями. В нем коренится представление о том, что собственные инстинктивные потребности могут представлять опасность (основа всех психоневрозов).

Отсюда не следует, что эго враждебно инстинктивным побуждениям с самого начала или всегда испытывает страх перед слишком сильными влечениями. С тех пор, как эго научается управлять своими побуждениями и активно их удовлетворять, вроде бы нет нужды продуцировать такого рода тревогу, и нормальные взрослые действительно не боятся своих побуждений. Некоторые невротики опасаются собственного возбуждения, по крайней мере, сверх некоей его интенсивности, но не в силу первичной тревоги об интенсивности возбуждения, а потому что другие виды тревоги вынуждают их блокировать естественное возбуждение, вторично превращая наслаждение в сильное неудовольствие.

Рано или поздно это приводит к страху, что внешние средства удовлетворения окажутся несостоятельными. Имеется в виду «страх утраты любви» или, скорее, утраты помощи и зашиты. Страх сильнее, чем мог бы быть, если представлял бы только рациональное суждение о реальной опасности. Раннее самоуважение регулируется снабжением извне, лишение помощи и защиты означает утрату самоуважения. Эго, окруженное любовью, чувствует силу, заброшенное эго ощущает себя слабым и подверженным опасности. Эго, которое любимо, боится оказаться покинутым.

Анимистическое мышление и чувствование осложняют положение дел. Если ребенок фантазирует поглотить свое окружение и встречает резкий отпор, он строит фантазии о съедении своими родителями. Таково происхождение тревожных фантазий о физической деструкции. Наиболее важны фантазии этой группы, вызывающие кастрационную тревогу, которая временами становится ведущим мотивом защитной активности эго.

 

Способы, которыми нормальное эго учится преодолевать свои ранние и еще не прирученные тревоги, очень характерны. Всякий раз, когда организм преисполнен возбуждением, происходят попытки разрядки путем активного повторения ситуации, вызвавшей чрезмерное возбуждение. Это имеет место в первых играх маленьких детей, а также в их сновидениях. Между ситуациями первоначального наплыва возбуждения и их повторением в играх существует одно функциональное различие: первоначально организм был пассивен, в случае повторений организм активен и сам определяет время и степень возбуждения. Сначала в игре активно воспроизводятся события, вызвавшие тревогу, чтобы достичь запоздалого управления ситуацией. Впоследствии в игре ребенок не только драматизирует возбудившие его события прошлого, но также заранее проигрывает то, чего он опасается в будущем. Использование страха в качестве сигнала лишь один из примеров целенаправленной антиципации. Когда ребенок открывает, что теперь способен без страха преодолевать ситуации, прежде сокрушавшие его, он испытывает наслаждение, как бы говоря себе: «Мне не нужно больше тревожится. Детская игра развивается от простых попыток разрядки к способу практического овладения внешним миром. «Функциональное удовольствие — это, по существу, наслаждение тем обстоятельством, что теперь возможно функционирование без тревоги, оно отличается от наслаждения в процессе удовлетворения специфического инстинкта. Именно такое наслаждение испытывает ребенок при бесконечном повторении игры или рассказа, который просит пересказывать в точности теми же словами.

 

Экономически это наслаждение можно объяснить следующим образом. Потребление энергии, связанное с тревожным ожиданием, происходит из-за неуверенности в способности овладеть предполагаемым возбуждением. Расслабляющая разрядка неожиданно прекращает расход энергии, что переживается преуспевшим эго как триумф и доставляет функциональное удовольствие. Обычно наслаждение, происходящее из этого источника, конденсируется с эротическим наслаждением, которое снова доступно благодаря преодолению тревоги. Когда взрослый подбрасывает и ловит ребенка, тот, несомненно, испытывает эротическое наслаждение: с одной стороны, через раздражение рецепторов равновесия (и кожи), с другой стороны, вследствие преодоления страха падения. Если ребенок уверен, что не упадет, он может получать наслаждение при мысли, что его могли бы уронить. Сначала он слегка содрогается, но потом понимает никчемность страха. Наслаждение возможно только при соблюдении опрещем с ним взрослом и в том, что высота не слишком велика. Таким образом, со временем происходит реальное обучение в практике. Если опыт показывает беспочвенность страха, ребенок становится более мужественным.

 

И страх и функциональное удовольствие исчезают, когда эго обретает уверенность в себе и не пребывает больше в тревожном ожидании. Взрослые не испытывают особого наслаждения от занятия давно знакомой и автоматизированной деятельностью, которая некогда в детстве вызывала гордость и наслаждение.

 

У невротиков, однако, патогенная зашита может увековечить детские страхи. Тревоги сохраняют эффективность и почти целиком блокируют «опасные» действия, но иногда борение с тревогой возобновляется и эго испытывает функциональное удовольствие от преодоления страха посредством повторения пугающей активности.

Хотите разместить эту статью на своем сайте?

Подписка на рассылку

Статьи по психологии

Пациентам:

О нас

Особенностью нашего подхода и нашей идеологией является ориентация на реальную помощь человеку. Мы хотим помогать клиенту (пациенту) а не просто "консультировать", "проводить психоанализ" или "заниматься психотерапией".

Как известно, каждый специалист имеет за плечами потенциал профессиональных знаний, навыков и умений, в которые он верит сам и предлагает поверить своему клиенту. Иногда, к сожалению, этот потенциал становится для клиента "прокрустовым ложем" в котором он чувствует себя, со всеми своими особенностями и симптомами, не уместным, не понятым, не нужным. Клиент,  даже, может почувствовать себя лишним на приеме у специалиста, который слишком увлечен собой и своими представлениями. Оказывать психологическую помощь или предлагать "психологические услуги" - это совсем разные вещи >>>

психологический форум 

Сообщения форума

Карта форума

Страницы: 1 2 3

Москва, Неглинная ул., 29/14 стр. 3

Тел.: +7 (495) 517-96-97

Написать письмо

2006—2015 © PsyStatus.ru

Использование материалов сайта | Сотрудничество и реклама на сайте | Библиотека | Форум

Rambler's Top100