Форум
Консультации

Здесь рассказывается о том, что такое психологическая помощь, какой она бывает и когда следует обращаться к специалистам.

О проекте «ПсиСтатус»

В этом разделе мы говорим о смысле и назначении проекта.

Контактная информация

Подробнее об авторах проекта. Адреса, телефоны, карта проезда.

Депрессия и мания. Лечение депрессии. Печаль и депрессия

Конфликт между суперэго и эго

После интроекции объекта садизм принимает сторону суперэго, и измененное интроекцией эго подвергается атаке. Эго испытывает уже не гнев, а чувство вины. Садизм суперэго депрессивных пациентов превышает садизм суперэго компульсивных невротиков настолько, насколько у них сильнее амбивалентность. Суперэго обходится с эго тем же образом, каким пациент бессознательно хотел обходиться с утраченным объектом. Но имеются и дополнительные осложнения.

Выше отмечаюсь, что при меланхолии борьба не всегда принимает форму: суперэго против эго + интроект, иногда форма борьбы такова: эго против суперэго + интроект, т. е. недавно интроецированный объект может присоединиться к суперэго.

Фрейд объяснял самообвинения депрессивных пациентов как обвинения, направленные против интроецированного объекта. Абрахам дополнил фрейдовскую интерпретацию, предположив, что обвинения исходят также от интроецированного объекта в виде обвинений, которые реальный объект действительно предъявлял пациенту. Это выступление интроецированного объекта на стороне суперэго соответствует основной идее Фрейда о происхождении суперэго от интроецированных объектов.

Абрахам представил случай, в котором фигурируют два объекта: один в суперэго, другой в эго. Самообвинения пациента соответствовали недовольству интроецированной матери интроецированный отцом. При меланхолической депрессии нередко встречается бред отравления, возникающий вследствие ощущения разрушительного воздействия орально интроецированной силы. Вейс продемонстрировал, что этот бред отражает интроекцию объекта в суперэго. Такая интерпретация необязательно противоречит интерпретации этой идеи как фантазии о зачатии (на менее глубоком уровне психики). Опасный интроект, воспринимаемый как яд, может иметь неодинаковые значения на разных уровнях. Он символизирует ребенка и пенис, а также грудь и молоко.

Представление об отравлении содержит фрагмент психологической правды. Пациент интроецировал объект, который потом беспокоит его изнутри. Тем самым в ипохондрическом бреде при тяжелой меланхолии искаженно признается процесс интроекции. Фобия быть съеденным изнутри тела — это страх перед возмездием за садистскую интроекцию.

«Нечто плохое» может рационализироваться как патогенный вирус, что составляет переход к более распространенной фобии заражения. Именно идея съедения интроецированным объектом заставляет многих невротиков бояться таинственного ракового заболевания. Создается впечатление, что при меланхолии центр личности смешается от эго к суперэго. Совесть пациента репрезентирует всю его личность. Эго, измененное интроекцией, просто объект совести и полностью ей подчиняется.

Схожая динамика, по мнению Фрейда, имеет место при юмористическом настрое. Акцент личности тоже смешается от эго к суперэго, но сверхкатектированное суперэго выступает как позитивный эго-идеал, дружеский и защищающий. При депрессии, наоборот, суперэго — наказывающая совесть, критичная и недоброжелательная.

Суперэго отличается двойственностью, т. е. представляет защитную и наказывающую силу. При обычных обстоятельствах превалирует защитная сила, временами в целях примирения допускается и наказание. В состоянии депрессии регрессия устраняет защитный аспект супер-эго. Однако эго не прекращает стремиться к примирению. Весь процесс депрессии —это попытка возмещения в целях восстановить самоуважение. Прекращение нарциссического удовлетворения расстраивает психическое равновесие в целом.

В процессе депрессии объект, который считается ответственным за нее, наказывается и подвергается разрушению, но в результате интроекции объект стал частью самого пациента. В попытке разрушить плохой объект депрессивное эго постигает судьба Дориана Грея, вынужденного умереть, чтобы уничтожить свой портрет. Эго, столь жестоко преследуемое суперэго, не имеет в своем распоряжении иных средств, чем эго компульсивного невротика, которое реагирует на разногласия с суперэго как покорностью, так и бунтом. Бунт при депрессии обречен на провал, поскольку суперэго обретает огромную силу. Эго депрессивного пациента гораздо беспомощнее и легче поддается атакам, чем эго компульсивного невротика, бунтарские установки действуют только в скрытой форме.

В обсуждении покорности компульсивных невротиков утверждаюсь, что их эго пытается подольститься к супер-эго, надеясь получить прощение. Эго избирает покорность и даже наказание как «меньшее зло» а, кроме того, при определенных обстоятельствах получает мазохистское наслаждение от своих страданий. То же самое свойственно эго депрессивных пациентов. Однако у них садизм суперэго не оставляет надежды на прошение и доводит страдания до такой степени, что наслаждение исключается. Самообвинение при депрессии не только попытка атаковать интроецированный объект (как видится упрекающему суперэго), но и попытка ублажить суперэго и вымолить прошение, убедив суперэго в том, что его обвинения приняты близко к сердцу (как видится упрекаемому эго). Посредством такой установки эго повторяет то, что уже происходило в период формирования суперэго.

Маленький мальчик во время становления суперэго говорил отцу: «Тебе не нужно на меня сердиться. Я позабочусь обо всем сам». Строя суперэго, он интроецировал рассерженного отца, поэтому отпадала необходимость в отцовском гневе и сохранился «хороший отец как реальная личность.

В том же духе меланхоличный пациент говорит своему суперэго (а пациент с невротической депрессией своему объекту): «Посмотри, я хороший мальчик, допускающий любые наказания, меня снова следует полюбить». Но меланхоличный пациент терпит неудачу. Необычайный садизм, характерный для орально-инстинктивной ориентации и мобилизованный регрессией, передается суперэго, необузданное бешенство, с которым эго бессознательно желало атаковать объект, обрушивается теперь на него.

Хотите разместить эту статью на своем сайте?

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Подписка на рассылку

Статьи по психологии

Пациентам:

О нас

Особенностью нашего подхода и нашей идеологией является ориентация на реальную помощь человеку. Мы хотим помогать клиенту (пациенту) а не просто "консультировать", "проводить психоанализ" или "заниматься психотерапией".

Как известно, каждый специалист имеет за плечами потенциал профессиональных знаний, навыков и умений, в которые он верит сам и предлагает поверить своему клиенту. Иногда, к сожалению, этот потенциал становится для клиента "прокрустовым ложем" в котором он чувствует себя, со всеми своими особенностями и симптомами, не уместным, не понятым, не нужным. Клиент,  даже, может почувствовать себя лишним на приеме у специалиста, который слишком увлечен собой и своими представлениями. Оказывать психологическую помощь или предлагать "психологические услуги" - это совсем разные вещи >>>

Сообщения форума

Карта форума

Страницы: 1 2 3

Москва, Неглинная ул., 29/14 стр. 3

Тел.: +7 (925) 517-96-97

Написать письмо

2006—2018 © PsyStatus.ru

Использование материалов сайта | Сотрудничество и реклама на сайте | Библиотека | Форум

Rambler's Top100