Форум
Консультации

Здесь рассказывается о том, что такое психологическая помощь, какой она бывает и когда следует обращаться к специалистам.

О проекте «ПсиСтатус»

В этом разделе мы говорим о смысле и назначении проекта.

Контактная информация

Подробнее об авторах проекта. Адреса, телефоны, карта проезда.

Что такое помощь психолога? Совершенствование психоаналитических приемов лечения

Процесс совершенствования приемов лечения, созданных Фрейдом и описанных в его статьях по методологии, не назовешь последовательным. Достаточно вспомнить перипетии, связанные с принципами отстраненности, зачастую не стеснявшими Фрейда на практике, хотя его последователи превратили их в свод безусловных запретов, от которых психоаналитики начали избавляться лишь в последние двадцать лет по мере того, как представление об «отражающем» аналитике стало уступать место концепции «активного аналитика».

Эти перемены происходят в рамках клинической теории психоанализа, которая, по мнению Гилла и Клейн, является единственной необходимой его теорией, вмещающей в себя концепции и гипотезы, объединяющие психоаналитическое сообщество. Перемены в области клинической теории психоанализа коснулись, прежде всего, представлений о реляционном аспекте психоаналитического метода лечения. Поэтому в настоящее время иначе расставляются акценты при интерпретации переноса, контрпереноса и сновидений. Кроме того, ныне в процессе формирования психоаналитической теории учитываются результаты исследований грудных детей.

Изменение представлений о переносе и контрпереносе 

Различия между классической и современной моделями переноса, отмеченные Купером, могут служить иллюстрацией перемен, которые произошли в этой области. В рамках классической модели перенос трактуется как невротическое повторение прошлого, при котором возникает далекая от реальности комбинация прошлого и настоящего. В связи с этим цель толкования переноса заключается прежде всего в разграничении прошлого и настоящего, что позволяет пациенту отказаться от желаний, которые продиктованы переносом и носят инфантильный характер.

Таким образом, взгляд аналитика обращен в прошлое, и анализ его является ретроспективным; перенос используется для реконструкции «инфантильного невроза», в ходе которой его следует выявить и устранить.
В рамках современной модели уделяется внимание прежде всего текущим обстоятельствам переноса, который рассматривается как новые нынешние отношения, способные выполнять функцию регуляции эмоционального состояния и поведения пациента. В связи с этим Сандлер разграничивает бессознательное прошлого и бессознательное настоящего.

Бессознательное настоящего вмешает в себя элементы бессознательного прошлого, вызывающие насущные желания и текущие фантазии. Таким образом, «инфантильный невроз», выявление и толкование которого считались основными задачами в рамках классической модели, приравнивается к остальным фантазиям, возникающим в сфере бессознательного настоящего. Если прежде аналитик выполнял функцию наблюдателя и толкователя, то ныне он воспринимается как активный участник двусторонних терапевтических отношений.

Посредством интерпретации переноса аналитик старается помочь пациенту не только избавиться от стыда, страха и чувства вины, возникающих в рамках переноса, но и определить значение этих переживаний здесь и сейчас. Сжлователъпо.реконструкция обстоятельств прошлого, соответствующая принципам классической модели, уступает место смыслообразуюшей конструкции, созданной пациентом и аналитиком.

Убедительность этого «нарратива» зависит не от степени его соответствия реальности, а прежде всего от степени его пригодности для выполнения семантической функции. Вейсс и его коллеги полагают, что инсценировка в рамках переноса представляет собой не воспроизведение обстоятельств прошлого, а бессознательную репетицию, позволяющую пациенту определить, годятся ли подмостки терапевтических отношений для безопасной проверки новой манеры поведения.

На фоне новой концепции переноса иное значение приобретает и контрперенос, который на протяжении долгих лет считался помехой на пути развития психоаналитического процесса. Паула Хейман впервые заговорила о том, что идеальная «нейтральная» позиция аналитика, который не реагирует на перенос пациента, является фикцией, и назвала реакцию контрпереноса подспорьем для понимания пациента. Исходя из этого отдельные психоаналитики создали концепцию интроецированных объектных отношений, которые воспроизводятся в терапевтической ситуации. При этом пациент воспринимает аналитика в разных ипостасях, а его «готовность исполнить роль», в свою очередь, является предпосылкой для инсценировки.

В этой связи следует упомянуть также о концепции «понимания в рамках сцены» в трактовке Аргеландера. Речь идет о сбалансированном внимании психоаналитика, позволяющем ему понять сущность «сцены», которую пациент разыгрывает на подмостках терапевтических отношений, отводя вторую роль аналитику. Аналитик старается понять значение этой «сцены» с помошью интроспекции, то есть на основе реакции контрпереноса, не подменяя эмоциональное восприятие поспешными предположениями в духе определенной психоаналитической теории. 

Толкование сновидений 

Результаты последних изысканий в области сновидений не подтверждают предположение Фрейда о том, что сновидения служат для исполнения желаний, и предпосылкой для их возникновения является наличие инфантильных желаний. Данные, полученные в ходе исследований, скорее подтверждают другую гипотезу, отвергнутую Фрейдом. Согласно этой гипотезе, сновидения представляют собой результат процесса познания в состоянии сна, в ходе которого не просто возникают проблемы и опасения, характерные для индивида в состоянии бодрствования, но и предпринимается попытка решения этих проблем.

Форма, в которую облекается содержание сновидения, зависит от личности сновидца, в том числе от привычных для него защитных операций. Насущные желания, фигурирующие в сновидениях, связаны с нынешней жизнью сновидца (согласно Сандлеру, черпаются из бессознательного настоящего), и при этом возникают всевозможные комбинации нынешних и прежних желаний.

Сновидение выполняет коммуникативную функцию, позволяя пациенту охарактеризовать себя в ходе общения с аналитиком. Таким образом, сновидение становится средством самоописания. Цель его может заключаться в описании состояния самости, противоречий между представлениями о себе и подлинной самостью, равно как и тех элементов самости, которые прежде пациент не желал замечать. Кроме того, толкование явного содержания собственного сновидения позволяет внести ясность в общую картину сновидения, о котором пациент сообщает аналитику.
То же самое можно сказать о фигурирующих в сновидениях поступках, которые представляют собой репетицию будущих действий и служат скорее для решения проблем сновидца, чем исполнения его желаний. 

 Влияние эмпирических исследований грудных детей

 В последние годы результаты эмпирических исследовании грудных детей постепенно становятся составной частью психоаналитической теории и учитываются при лечении пациентов. Согласно результатам этих исследований, паттерны поведения, характерные для новорожденных, позволяют им не только воспринимать межличностные отношения, но и принимать в них активное участие.

В настоящее время эти сведения охотно используются в рамках терапии, хотя порой их толкование остается довольно туманным. Эти представления вносят коррективы в теоретическую концепцию природы человека, которая некогда воспринималась как органическая сущность, понукаемая стремлением к удовлетворению влечений и разрядке. Ныне считается, что ее движущей силой является стремление к объекту и потребность в объекте.

Эта потребность удовлетворяется, прежде всего, в рамках отношений грудного ребенка со своим опекуном — матерью. На данном этапе и формируется базальный стиль отношений, который в дальнейшем, подвергаясь некоторым изменениям, определяет манеру общения человека. Предпосылкой нормального развития ребенка является наличие взаимной согласованности между матерью и ребенком, которую Стерн именует «аффективным созвучием».
В контексте психоаналитической ситуации эти данные придают иное звучание проблеме взаимной адаптации в ходе отношений между пациентом и аналитиком. Эмде и Стерн указывают на необходимость соответствующего эмоционального отклика со стороны аналитика.

Вместе с тем следует отметить, что образ грудного ребенка, который предстает перед взором исследователей, и психоаналитический образ младенца отнюдь не всегда совпадают. В процессе терапии психоаналитика интересуют прежде всего последствия и реконструкция травматических обстоятельств детства. На этом фоне неизбежно возникает образ младенца, страдающего от серьезных конфликтов, одиночества, зависти и агрессии, пребывающего в состоянии неизбывного возбуждения и постоянного беспокойства.

Между тем исследователи наблюдают за грудными детьми, которые пребывают в состоянии оживления, активно проявляют интерес к миру и испытывают удовольствие от реализации своих возможностей. Складывается впечатление, что психоаналитически образ младенца, который, по определению, испытывает ненависть и зависть, тешит себя соответствующими фантазиями и вместе с тем опасайся преследования, трудно совместить с представлениями исследователей грудных детей.

Быть может, психоанализ и эмпирические исследования сосредоточены на различных аспектах conditio humana. Впрочем результаты эмпирических исследований, по всей видимости, не замедлят сказаться на некоторых концепциях психоаналитической теории психологического развития, которые еще ни разу не подвергались сомнению Речь идет прежде всего о концепциях первичного нарциссизма, начальной аутичной стадии развития ребенка, «симбиотических отношений между матерью и ребенком», сохраняющихся в течение первых пяти месяцев после рождения, а также расшепления, выполняющего защитную функцию и влияющего уже на превербальные ощущения ребенка.

В этой области между психоаналитиками и исследователями грудных детей может развернуться в ближайшее время дискуссия которая, несомненно, поспособствует совершенствованию клинической теории.

 

Информационные партнеры:

аренда конференц зала, зал в санкт-петербурге

Хотите разместить эту статью на своем сайте?

Подписка на рассылку

Статьи по психологии

Пациентам:

О нас

Особенностью нашего подхода и нашей идеологией является ориентация на реальную помощь человеку. Мы хотим помогать клиенту (пациенту) а не просто "консультировать", "проводить психоанализ" или "заниматься психотерапией".

Как известно, каждый специалист имеет за плечами потенциал профессиональных знаний, навыков и умений, в которые он верит сам и предлагает поверить своему клиенту. Иногда, к сожалению, этот потенциал становится для клиента "прокрустовым ложем" в котором он чувствует себя, со всеми своими особенностями и симптомами, не уместным, не понятым, не нужным. Клиент,  даже, может почувствовать себя лишним на приеме у специалиста, который слишком увлечен собой и своими представлениями. Оказывать психологическую помощь или предлагать "психологические услуги" - это совсем разные вещи >>>

психологический форум 

Сообщения форума

Карта форума

Страницы: 1 2 3

Москва, Неглинная ул., 29/14 стр. 3

Тел.: +7 (495) 517-96-97

Написать письмо

2006—2015 © PsyStatus.ru

Использование материалов сайта | Сотрудничество и реклама на сайте | Библиотека | Форум

Rambler's Top100