Форум
Консультации

Здесь рассказывается о том, что такое психологическая помощь, какой она бывает и когда следует обращаться к специалистам.

О проекте «ПсиСтатус»

В этом разделе мы говорим о смысле и назначении проекта.

Контактная информация

Подробнее об авторах проекта. Адреса, телефоны, карта проезда.

Гипноз. Лечение гипнозом и психоанализ. Свободные ассоциации или гипноз?

Это заглавие указывает на выбор, сделанный Фрейдом и давший рождение психоанализу. Основная роль здесь принадлежит бессознательному, работу которого, Фрейд увидел в механизме свободной ассоциации.

 

Этот выбор также может быть поставлен перед любым практикующим психоаналитиком: стремиться либо к извлечению симптомов пациента с помощью внушения, либо к тому, чтобы пациент излечился сам, раскрывая бессознательное, детерминирующее его симптомы.

 

Фрейду потребовалось некоторое время па переход, приведший его от гипноза к свободной ассоциации. Протекло 10 лет между его поездкой в Сальпетриер в 1885 году и отказом от практики гипноза в 1895 году.

 

Фрейд не был блестящим гипнотизером, он сам говорил об этом. Но, в то же время, он извлек из опыта гипноза урок, оставшийся незамеченным его учителями, блестящими гипнотизерами,— Шарко и Бернгеймом. Сотрудничая с Шарко, Фрейд понял, каким образом тела истерических больных подчиняются гипнотическому внушению. Благодаря Бернгейму, он выступил против внушения. Сообщая об этом, Фрейд добавляет: «В последствии мое сопротивление приняло более точное направление — восстание против утверждения, что внушение, которое все объясняет, само может уклоняться от объяснений».

 

В своих первых научных статьях Фрейд предстает перед нами как невролог и гипнотизер. Он использует гипноз для устранения расстройств у больных истерией. В «Случае гипнотического излечения», опубликованном им в 1892 г., он доказывает, что терапевтическая ценность гипноза заключается во внушениях,  сделанных  гипнотизером   в  тот   момент,   когда   пациент достиг гипнотического состояния. Но Фрейд заботится не только об излечении симптома. Публикуя этот случай, он хочет предложить свою идею о происхождении симптомов, тезис о «перверсии воли» (этот термин употреблялся самим Фрейдом) у больных истерией. Религия обвиняет истерических больных в обладании волей дьявола. На место этой воли Фрейд помещает свою «противоречащую волю»,— противоречащую сознательному намерению,— заключенную в мучительном представлении (vorstellung), отделенном от сознания. Это представление находит путь проявления в соматической конверсии.

 

Фрейд искал причину и механизм образования невротических симптомов. Он заинтересовался гипнозом, поскольку тот позволил ему подвергнуть проверке свои гипотезы. Он использовал гипноз также в рампах катарсического метода, в котором он следовал своему другу Брейеру.

Итак, Фрейд начал с отказа от власти внушения. Внушение — это способность навязать субъекту представление, которому тот подчиняется, не зная того, что то, что обнаруживается в нем, исходит от слов кого-то другого.

 

Брейер и Фрейд применяют гипноз для достижения другой цели: не для того, чтобы внушить выздоровление, а чтобы внушить субъекту необходимость восстановления в памяти того, что было подвергнуто амнезии, поскольку больные истерией (в частности, Анна О.) раскрывают под гипнозом то, о чем они не помнят в бодрствующем состоянии: события, послужившие отправной точкой симптома.

 

Истерические больные указали Фрейду путь получения знания, послушно демонстрируя гипнотизеру небывалое расширение памяти. Эта находка была с воодушевлением изложена в знаменитом «Предварительном сообщении», написанном Фрейдом и Брейером в 1883 году: «...истерические симптомы исчезают под гипнозом без всякого внушения со стороны врача, как только субъект детально восстановит травматическое воспоминание, спровоцировавшее симптом, и придаст вербальное выражение сопровождавшему его аффекту».

Исходя из этой находки, Фрейд создает учение, отделившее его от Брейера. Брейер удовлетворился мыслью, что, если гипноз и восстанавливает травматическое представление, то только потому, что это представление возникло в состоянии, близком к гипнозу. Этот тезис о гипноидной истерии оправдывал практику гипноза.

 

Сам Фрейд обратил внимание на травматический, неприятный характер представления, в связи с чем, оно было исключено, отделено от соединений, сцепляющих в памяти воспоминания субъекта. Он четко показал,  что это представление образует лакуну в памяти. Это привело его к предложению тезиса, отличающегося от тезиса Брейера,— тезиса об истерии защиты. Катарсис под гипнозом показывает путь для включения этого представления, через его восстановление в памяти, в ассоциативную цепь, связывающую события. Для Фрейда ясно, что гипноз — это средство, служащее для вспоминания. Некоторое время он остается оптимистичным в своей вере в чудесные свойства вспоминания. Он считает, что больной выздоравливает потому, что он вспоминает.

Итак, Фрейд отказывается от власти речи гипнотизера в пользу знания, доставляемого речью гипнотизируемого. Читая работы Фрейда этого периода, можно почувствовать наличие обратного соотношения между гипнотическим принуждением и знанием, которое открывает гипнотизируемый. Например, в случае гипнотического излечения 1892 г. внушение Фрейда имеет успех, но больная не говорит пи слова о том, что детерминировало этот симптом. Другими словами, если гипнотизер использует власть своей речи, пациент не открывает никакого знания. Когда же Фрейд спрашивает у больной истерией об ее знании, она, с щедростью, начинает рассказывать.

 

Перейдем теперь к тому, что приводит Фрейда к отказу от гипноза. Этот процесс можно проследить в его работах: «О психоаналитическом методе Фрейда», «О психотерапии», «Психотерапия (лечение духа)», появившихся в 1903—1905 гг. и в работе 1895 г. «Психотерапия истерии», составляющей последнюю часть «Этюдов об истерии».

 

Прежде всего Фрейд сталкивается с фактом, что существуют субъекты, которые отказываются от гипноза, а также другие, с которыми гипноз терпит неудачу. Таким образом, он вынужден искать иной инструмент для снятия амнезии пациента. И поскольку он жаждет получить то, чему могут научить его больные истерией, он не колеблется в том, чтобы вынуждать больного вспоминать и непрерывно просить у него новые воспоминания, пока симптом не исчезнет. Он использует внушение: нажимает рукой на лоб пациента и убежденно говорит ему, что ему должно прийти на ум представление, служащее основным звеном в цепи воспоминаний. Эта техническая хитрость — реминисценция гипноза. До некоторого момента она имеет успех. Но психическое принуждение, ориентирующее внимание больного на следы искомых воспоминаний, наталкивается на некую силу, противостоящую вспоминанию. Тогда Фрейд ставит перед собой задачу победить эту силу, названную им сопротивлением. И вот идея, извлеченная им из своего опыта,— заставить пациента воспоминать без гипноза. Я процитирую то, что объяснял сам  Фрейд,  говоря  о  себе   в  третьем  лице:   «Когда  субъекта вынуждают заполнить лакуны своей памяти усилием внимания, можно заметить, что он пытается отбросить ассоциации, приходящие ему на ум, используя разнообразную критику, и приходит к тому, что испытывает настоящее недомогание как только искомое воспоминание наконец появляется. Из этого опыта Фрейд выводит, что амнезии являются результатом некоего процесса, который он называет вытеснением (Verdrangung). Он видит причину возникновения этого процесса в неприятных ощущениях. Психические силы, осуществляющие вытеснение,' могут также быть обнаружены, согласно Фрейду, в сопротивлении, которое противостоит восстановлению потерянного воспоминания.  («Психоаналитический метод Фрейда», 1903).

 

В этом параграфе Фрейд отмечает то, что не мог позволить понять гипноз. Именно субъекты, не поддающиеся гипнозу, заставили его сделать еще один шаг в познании, продвигающем его вперед в своей теории вытеснения, в которой формируется гипотеза о бессознательном.

Фрейд ясно объясняет, почему после катарсического метода, приведшего его к отказу от внушения, он делает дополнительный шаг — отказ от гипноза. Он указывает на два основания.

Первое — гипноз не сталкивается с сопротивлением и поэтому скрывает действие психических сил. Это говорит о том, что гипноз мешает узнать, что происходит, когда субъект не полностью предоставлен гипнотизеру. Когда мир, в котором существует субъект, не ускользает от него, поскольку он не находится в гипнотическом состоянии, оказывается, что существуют мысли, стертые из памяти субъекта, вытесненные (по терминологии Фрейда), именно эти мысли являются определяющими в продуцировании симптомов. Поскольку выбором Фрейда, его желанием было снять вытеснение и понять его мотив, который находила память субъекта, гипноз не мог быть использован. Без гипноза он открыл, что сопротивление возрастает пропорционально приближению к вытесненной мысли. Не нужно избегать сопротивления, а нужно понять его причину.

Затем, ничего не объясняя, Фрейд говорит, что позволил себе руководствоваться чисто субъективными основаниями, чтобы отказаться от гипноза. Это второе основание, не менее важное, чем первое.

 

Вернемся снова к тому, что Фрейд назвал сопротивлением. Это ограничение, которое субъект обнаруживает в том, что он не может произнести что-то в данный момент. Это — сопротивление, проявляющееся в речи, чуждой воле субъекта. Сопротивление, которое не может быть преодолено давлением на субъекта, выражающемся в требовании говорить именно тогда, когда его речь прекращается.

 

Каким образом, задается вопросом Фрейд,  можно достичь проявления того, что предугадывается так близко — ядра патогенного вытесненного материала?

В связи с этим часто упоминают о том, что первая больная истерией, указавшая Фрейду путь свободной ассоциации, была  Эмми фон Н.  Я процитирую Фрейда, рассказывающего об этом эпизоде: «Я дал ей время до завтрашнего дня для воспоминания. Она сказала мне недовольным тоном, что не нужно всегда ее спрашивать, откуда берется то или это, а нужно дать ей рассказать то, что она хочет сказать. Я согласился.» Этот эпизод дает нам возможность понять, каков тот ключ, который Эмми фон Н. дает Фрейду: он должен замолчать, покориться речи пациента, не давить на него и слушать, что тот рассказывает.

 

Фрейд был расположен к тому, чтобы слушать то, что может рассказать пациент, даже если это, казалось, не имело отношения ни к симптому, ни к хронологии событий, ни к теме, занимающей пациента, ни к тому, о чем пациент намеревался говорить. Фрейд открывает, что если не принуждать внимание пациента и позволить ему обратить его на то, что может казаться лежащим рядом с ядром, он находит путь для достижения вытесненных мыслей, не проявляющихся непосредственно.

Если дать пациенту слободу или даже потребовать от него говорить все, что ему приходит в голову в его спонтанных, непроизвольных ассоциациях, мы откроем, я цитирую: «разветвленные сети вытесненных психических продуктов или деформаций, вызванных сопротивлением, противостоящим их реконструкции». Логично было бы представить, что если деформация пропорциональна интенсивности сопротивления, то необходимо некоторое время для того, чтобы дать развернуться этим деформациям, чтобы позволить войти в речь тому, что потребовало этого окружного пути.

Эти деформации — тот обход, которым следуют представления, задерживаемые сопротивлением, чтобы разрушить ножницы цензуры, цензуры сопротивления.

 

Другими словами, истерическая больная научила Фрейда тому, что без риска слишком большого неудовольствия, без того, чтобы сопротивление заблокировало действие речи, субъект может преодолеть это сопротивление, пройдя по узкой тропинке воскрешенных в памяти воспоминаний, вращающихся вокруг того, что не может быть произнесено непосредственно.

Итак, Фрейд понимает, что истина вытесненного проявляется между строк. Но, чтобы услышать ее, необходимо быть расположенным к тому, чтобы читать между строк того, что пациент непроизвольно ассоциирует.

 

В 1895 г. в своем тексте «Психотерапия истерии», Фрейд уже заключил, что покорность гипнозу, внушаемость,— ошибочны и не означают покорности истине, проявляющейся при снятии вытеснения.

В этом тексте Фрейд отказывается от метафоры патогенного ядра как чужеродного тела, чтобы предложить новую матафору — метафору инфильтрации. Сопротивление в таком случае было бы инфильтрующим агентом, а патогенное вытесненное ядро явилось бы инфильтрованным материалом, пробивающим себе дорогу в соединении со следами, проявляющимися в памяти. Фрейд выбирает эту метафору, потому что хорошо знает, что в медицине инфильтрованное не может быть вынуто как чужеродное тело. Невозможно вынуть инфильтрованное без разрушения окружающей ткани. Эта метафора может прояснить то, что невозможно устранить патогенное ядро, не разрушив, таким образом, следы, сохраняющие в памяти жизнь субъекта.

 

Замена одной метафоры на  другую связана с заменой гипноза свободной ассоциацией, новым инструментом для расширения поля представлений субъекта. Заменяя гипноз свободной ассоциацией, Фрейд изобретает метод, который он называет аналитическим: попросить пациента не лишать свою речь того, что может рассматриваться как помеха течению мысли. Таким образом он становится на позицию лечения больных, не подчиняя их никакому личному влиянию и избегает любого действия, напоминающего гипноз.

 

Почему Фрейд сделал этот выбор? Он отвечает: потому что; отказываясь от терапевтической точки зрения, аналитический метод свободной ассоциации является единственным дающим информацию о генезисе психической болезни. Более того, только этот метод способен вывести нас за пределы наших собственных ограничений.

 

Мы видим это в том, что выбор свободной ассоциации включает отказ от стремления к излечению в пользу знания, выбор знания, не противоречащего выздоровлению, которое Фрейд помещает по ту сторону ткани вытесненного, туда, где детерминируется болезнь. Свободная ассоциация предлагает расшифровать бессознательное на поверхности того, что говорит пациент. Это инфильтрованное, если использовать метафору Фрейда, не спрятано в темных глубинах, оно появляется снаружи в самых неожиданных проявлениях.

 

Пациентка в случае гипнотического извлечения не продемонстрировала Фрейду, что она была довольна таким быстрым выздоровлением. Это не понравилось Фрейду. После она призналась ему в причине своего недовольства: ей было стыдно признать, что гипноз смог осуществить то, чего не могла она, применяя всю свою силу воли. В этом случае, цель не оправдывает средств. Для пациентки было важно не только исчезновение расстройств, но и то, что она желала принять участие в процессе лечения, но была лишена этого темной властью гипнотизера.

Если бы этот субъект был привлечен к свободной ассоциации, он смог бы принять участие в излечении, открывая путь речи — тому, хозяином чего не является никто, ни субъект, ни аналитик.

В 1920 году, в своей статье «Состояние влюбленности и гипноз», Фрейд объяснил, что гипноз представляет в изолированном виде то, что является коллективной фасцинацией (гипнотическим воздействием), установкой индивида - члена массы по отношению к вождю. Свободная ассоциация, отличающая психоанализ от гипноза, служит для субъекта возможностью избавиться от этой неосознанной установки подчинения, которая скрывается за коллективной фасцинацией. Она позволяет субъекту понять, в чем заключается его порабощение.

 

 

Консультация психолога, психотерапевта 

Хотите разместить эту статью на своем сайте?

Подписка на рассылку

Статьи по психологии

Пациентам:

О нас

Особенностью нашего подхода и нашей идеологией является ориентация на реальную помощь человеку. Мы хотим помогать клиенту (пациенту) а не просто "консультировать", "проводить психоанализ" или "заниматься психотерапией".

Как известно, каждый специалист имеет за плечами потенциал профессиональных знаний, навыков и умений, в которые он верит сам и предлагает поверить своему клиенту. Иногда, к сожалению, этот потенциал становится для клиента "прокрустовым ложем" в котором он чувствует себя, со всеми своими особенностями и симптомами, не уместным, не понятым, не нужным. Клиент,  даже, может почувствовать себя лишним на приеме у специалиста, который слишком увлечен собой и своими представлениями. Оказывать психологическую помощь или предлагать "психологические услуги" - это совсем разные вещи >>>

Карта форума

Страницы: 1 2 3
Интернет магазин спортивного питания

Москва, Неглинная ул., 29/14 стр. 3

Тел.: +7 (495) 517-96-97

Написать письмо

2006—2015 © PsyStatus.ru

Использование материалов сайта | Сотрудничество и реклама на сайте | Библиотека | Форум

Rambler's Top100